Живу с родителями

Жизнь с родителями: застревание на определенном этапе психического взросления

ЖИТЬ С РОДИТЕЛЯМИ. ЗАЧЕМ?
Проблемы совместного проживания с родителями – частая причина обращения к психологу. Попробуем выделить несколько типичных ситуаций и описать их.
По современной психологической моде жизнь с родителями приравнивается к незавершенной сепарации, и означает застревание на определенном этапе психического взросления. Птичка должна вылететь из гнезда и точка. Уверена, что существует много семей, где дети и родители отлично уживаются вместе, делят обязанности и уважают пространство друг друга. Не очень много знаю таких семей, но допускаю их существование. И – да, они не обращаются к психологу по этому поводу.
А кто обращается? Судя по моей личной практике могу выделить типичных три варианта:
ВАРИАНТ А: ЖИЗНЬ ЗА ЦАРЯ
Взрослые дети живут с родителями, потому что находятся с ними в созависимых,часто болезненных отношениях. Созависимые отношения возникают тогда, когда ребенок выполняет настолько важную функцию для родителей, что они не могут и не хотят его отпустить. Например, в семьях, где есть отец-алкоголик, взрослый ребенок может надолго застрять, потому что его психологическая функция – приглядывать за ситуацией, беречь мать, спасти всех в критической ситуации. Очень часто это младший ребенок (последний), родители его как бы оставляют «для себя».
Типичным является то, что такой ребенок вынужден жить в комнате с одним из родителей после того, как родители перестали временно или постоянно жить в одной комнате или спать в одной кровати. По опыту, совместное проживание далеко не всегда связано с плохим материальным положением семьи, существуют варианты разъезда, но они не используются.
В детстве такому ребенку казалось, что он действительно влияет на отношения родителей (останавливает разъяренного отца, требует прекратить ссору и т.д.) Да, дети, конечно, способны влиять, но все без исключения преувеличивают степень этого влияния. Им кажется, что без него буквально все рухнет, мать погибнет, отец умрет и т.д. Ситуация хронифицируется на долгие годы.
И даже если взрослому ребенку удается уйти из такой семьи, его будет преследовать чувство вины, тревоги, чувство, что он плохой ребенок. Когда приходит горькое осознание, что он был использован для обслуживания интересов родителей, наступает стадия гнева, отрицания, злости на психолога и т.д.
Защитой от этих чувств служит мораль/идея/заповедь/норма о том, что служение родителям – главное в жизни, потому что родители — самые близкие люди. Если смотреть с точки зрения биологии, то у такого ребенка мало шансов на создание собственной семьи, он был рожден для другого.
Если в семье есть старшие сестры-братья, то они, как правило, имеют детей, и продолжение рода у младшего ребенка – некритично. Такой вариант семейной конструкции – отголосок прежнего устройства семьи, когда функциональность каждого члена семьи была нормальным естественным способом жизни.
Не обязательно иметь отца-алкоголика, чтобы оказаться в созависимых отношениях. Матери-одиночки, вдовы тоже часто и рожают «для себя», и не отпускают своих выросших детей. Их не волнует ни продолжение рода, ни счастье детей, только собственные интересы.
Они смертельно боятся быть брошенными, и удерживают детей изо всех сил, манипулируя и калеча психически своего ребенка, организуя с ним нездоровые, эмоционально насыщенные драматические отношения.
Если говорить о норме, то рискну утверждать, что на данный момент человеческой истории такое родительское поведение не является нормативным, дети-рабы — это больше не норма.

Выросшему ребенку отпустить себя на волю очень сложно, так же сложно, как избавиться от тяжелой наркотической зависимости.

Приходится признать несколько неприятных реальностей:
1. твои родители или один родитель ставят свои интересы выше твоих интересов
2. это невозможно изменить
3. компенсации никогда не будет
На этапе ожидания компенсации люди застревают на годы, совершенно безнадежно, точно так же, как и в попытке установить с родителями «нормальные» отношения, объяснить им, что такая ситуация «ненормальная», что есть «человеческие отношения» и т.д.
Это сложный момент признания безнадежности ситуации – попробуйте объяснить гадюке, что не стоит кусаться или грому, чтобы он не гремел. У родителей другая логика, она просто устарела с точки зрения современности.
ВАРИАНТ Б: СЕМЬЯ- КРЕПОСТЬ
Взрослые дети живут с родителями, потому что с ними хорошо, удобно, безопасно и экономически выгодно
Тут другой дизайн ситуации. Как правило, это хорошие крепкие семьи, с развитой системой взаимоподдержки, традициями и т.д. Нет видимых следов гиперопеки или контроля. Взрослые дети имеют свое личное пространство, семейный голос и т.д. Все вместе ездят на дачу, к бабушке и т.д. Очень часто дети — это состоявшиеся профессионалы, заточенные на самореализацию и социальный успех. В-основном, женщины. В чем же проблема?

К психологу обращаются, как правило, с трудностями в личных взаимоотношениях. Тридцать лет, а перспективы семейной жизни туманны. И что самое страшное, не очень то и хочется. И вообще сложно себе представить. Жизнь налажена, денег хватает на многое, жизнь с родителями комфортна – и накормят, и напоят, и пожалеют, и можно не знать, что такое МФЦ.
Интересная вещь обнаруживается в работе с психологом. При общей благоустроенности жизни наблюдается выраженное нарушение так называемого базового доверия к миру. Это выражено в тотальном недоверии в близких отношениях, в чрезвычайно болезненном переживании отвержения и неопределенности.
Родительская семья в этом случает служит единственным местом, где можно расслабиться и чувствовать себя в безопасности. То есть, как бы то ни было, но «свои» не бросят в беде, не отвергнут и т.д. Иногда это подкрепляется семейной идеологией – «чужим доверять не стоит». Такой семейный опыт, как правило, не из пустого места растет, в семейной истории могут быть и непростые переезды с насиженных мест, тяжелые времена, социальное давление и т.д. Семья превращается в крепость.

Очень недоверчивой девушке сложно найти партнера, соответствующего идеалам семейного доверия. Он будет все время проигрывать. Сочетание индивидуального чувства небезопасности (шизоидная проблематика) и семьи-крепости создает очень устойчивую конструкцию, из которой выйти также сложно, как и в первом варианте.
По большому счету, такой вариант – тоже осколок патриархальности, при котором семья должна найти жениха для дочери и гарантировать ее невинность, приданное и т.д. Но так больше никто не делает.
В обоих случаях придется научиться выдерживать эмоциональные атаки страха и вины, если принято решение двигаться в сторону сепарации, в чем психотерапия может помочь. Как правило, если человек пришел в терапию, решение принято, дальше вопрос времени.
Однако, следует подробно исследовать и другую возможность – сознательный выбор поддерживать вариант жизни с родителями, будучи уже не жертвой обстоятельств, а выбирая такой вариант как подходящий по жизни. Тогда речь идет уже от избавления от давления психологической нормы – обязательной сепарации от родителей.
ВАРИАНТ В — СЕМЬЯ-ИНКУБАТОР
Есть еще ситуация, когда выросшие дети заводят собственные семьи и остаются жить с детьми или переезжают к родителям после появления детей. В больших городах это все реже встречающаяся ситуация, все же практика идет по другому пути. Но иногда такое случается, и инициатором служит, как правило, женщина из семьи-крепости. Когда она заводит собственную семью и детей, тревога и недоверие никуда не девается, в некоторых случаях только возрастает.
Такая женщина часто не чувствует себя достаточно компетентной в вопросах материнства и полностью доверяет своей матери. Вообще, мать продолжает играть для такой женщины роль главного гаранта безопасности всю жизнь, они лучшие друзья. Нет реакции ревности, нормативной конкурентности с матерью за воспитание ребенка. Мать знает лучше.
Муж такой женщины не всегда находит место в такой семье, он становится немного лишним, если не встраивается в систему подчинения старшему поколению. Если он ей противостоит, то семья идет к своему разрушению, но безопасность важнее, поэтому женщина с детьми скорее всего останется в инкубаторе.

«Если ты уедешь, я не выживу». Как отделиться от родителей и сохранить хорошие отношения

– Родители ложатся в десять, встают в шесть, а их совершеннолетний ребенок – позднее полуночи. Мама беспокоится о его здоровье, недовольна шумом, который он издает, а тот в ночной жизни находит возможность уединения. Как уживаться с разным режимом?

– История, которую вы рассказали, не про режимы. Если взрослым людям приходится жить вместе, они обычно как-то договариваются, учитывают привычки друг друга и приспосабливаются. Для меня описанная ситуация – про застревание: родители застряли в контроле, как будто они не видят, что их ребенок уже вырос; ребенок застрял в подростковом бунте, он отстаивает свое право быть взрослым и самостоятельным. Но зрелость – состояние, в которое нельзя взять и впрыгнуть, придется пройти все этапы взросления.

– Расскажите об этих этапах.

– Ребенок рождается беззащитным и беспомощным. Его рост и развитие возможны только в тесном взаимодействии с заботливым взрослым. Их взаимодействие довольно однобоко: у ребенка есть потребности, он о них сообщает, а чуткий (в идеале) родитель на них отвечает, то есть дает ребенку то, в чем тот нуждается. Что это за потребности? Если очень коротко, то ребенку необходимо знать, что рядом есть сильный взрослый, который его принимает и любит без всяких условий, который его защищает, а также успокаивает и утешает при необходимости. Это все – как плодородная почва для растения, здесь ребенок наполняется, чтобы взрослеть. И здесь же застревает, если наполняться нечем. Если его потребности в привязанности остаются без ответа, он остается как бы вечно «голодным» и неспособен думать ни о чем, кроме «еды».

Елизавета Пархоменко

– Почему родители могут не отпускать ребенка?

– Кроме потребности в защите и заботе, у человека есть другая глубоко встроенная потребность – в автономии. Первые ее проявления можно видеть очень рано: помните период, когда любимая фраза малыша – «я сам!». Выходит она на первый план и в подростковом возрасте. Здесь снова развитие и взросление происходят во взаимодействии со значимым взрослым. Но в этот раз ребенку нужны не защита и утешение, а щедрое разрешение жить своей жизнью. «Ты молодец», «у тебя получается», «я горжусь тобой» – вот послания, которые важно услышать ребенку в ответ на его часто резкие заявления об автономии.

Каждый ли родитель способен дать такое разрешение? Замечательны глубокие слова К.Юнга: «Самое тяжелое бремя для ребенка – это непрожитая жизнь родителей». Чтобы дать ребенку щедрое разрешение уйти, необходимо иметь свою наполненную интересную жизнь. «Пустые» «голодные» родители этого сделать не в состоянии. Так происходит застревание на этом этапе – застревание в подростковом бунте.

Красочный пример – история героини фильма «Дылда». Молодая женщина, потерявшая на войне все, отчаянно мечтает о ребенке, который должен дать ей смысл, «вылечить ее». Представляете, какой груз ляжет на плечи этого ребенка! Все, что она не получила в жизни, она будет брать от него. Сложно говорить об автономии и взрослении в такой ситуации. Ребенку обеспечено быть «инструментом» и «застрять».

Нужно ли что-то объяснять

– Некоторые мамы думают, что знают лучше, где повесить одежду, положить книги, другие вещи своих детей… Как объяснить родителям, что этого нельзя делать?

– Понятно, что мама в этой ситуации не принимает факта, что ребенок уже вырос. Но в вопросе звучит возмущение, видимо, хочется доказать родителям, что они поступают неправильно. Отчаянное желание изменить родителей, сделать или сказать им что-то такое, чтобы они, наконец, поняли свои ошибки и посмотрели на вещи иначе – это как раз та крепкая нить, которая привязывает детей к ним, не дает повзрослеть и уйти. Другой – на то и другой, что может думать и чувствовать не так, как я.

Что же делать ребенку в ситуации, если нельзя объяснять и доказывать?

Не то чтобы нельзя объяснять… но мы же говорим о ситуациях застревания, когда родители меня не слышат, я злюсь и пытаюсь снова что-то доказать. Я весь с головой в этих напряженных отношениях, сепарацией тут и не пахнет.

Здоровое развитие событий может быть примерно следующим: можно попытаться рассказать про свое видение, но, столкнувшись с непониманием, остановиться и принять право родителей смотреть на ситуацию иначе. Из этой точки договориться будет легче. Одно дело – спокойно, но твердо обозначить свои границы, рассказать, что со мной можно делать, а что нельзя, и добиться внешнего выполнения этих требований (вероятно, приняв обиду, которая может возникнуть в ответ на эти требования). И другое, не очень реалистичное, – ожидать, что родители внутренне согласятся со мной (не будут сердиться, не обидятся).

– Что делать, если нет сил обозначать личные границы?

– Да, действительно, с некоторыми людьми это очень тяжело. Обычно самое сложное – выдержать обиду, которая почти наверняка возникнет у родителей в ответ на обозначение границ. Ведь так страшно расстроить родителей! И их жаль, и кажется, что делаешь что-то очень плохое…

Но это только на первый взгляд кажется, что, выстраивая границы и отделяясь от родителей, мы действуем против них, против близости с ними. На самом деле как раз наоборот. Если нет границ, есть слияние, но нет близости: близким я могу быть только с кем-то другим, отличным от меня. А еще – когда нет границ, то всегда много злости и раздражения (ведь родители постоянно заходят на мою территорию), и только отделившись, я могу относиться к ним тепло и спокойно.

Если мамины слова попадают на больное место

– Зачастую родители думают, что лучше знают, что их детям нужно: какое блюдо съесть, где подмести и как одеться. Они с радостью говорят об этом при каждом удобном случае. Как избежать повелительных наклонений?

– Боюсь, что никак. Можно и нужно спокойно и без обвинений говорить родителям, что именно не нравится и как бы хотелось. Но услышат ли они? Кто-то да, а кто-то нет, кто-то через десять лет услышит. А живем и общаемся мы сейчас. Позиция зрелого человека – не родителей пытаться изменить, а обратиться к себе и задуматься: «Почему это повелительное наклонение так сильно меня задевает?» Вероятно, мамины/папины интонации попадают в какое-то больное место. Можно предположить, что здесь причина – излишний контроль в детстве. Поэтому я не могу простить родителей, пропустить их слова мимо ушей, так как в этот момент снова становлюсь маленьким ребенком или подростком, который зависит от родителей и ничего с ситуацией сделать не может.

– Как быть с этим болезненным местом?

– Залечивать. Самый простой и прямой путь – вместе с родителями. Это очень целительно, если я приду к маме и скажу что-то вроде: «Ты знаешь, в детстве было слишком много контроля. Теперь у меня аллергия даже на маленький контроль. Когда ты говоришь в такой форме, я снова оказываюсь там и страшно на тебя злюсь». И услышу в ответ: «Да-да, действительно, понимаю». В моей практике бывали случаи, когда клиентам удавалось так поговорить с родителями. Иногда родители отвечали не сразу, им требовалось время, чтобы «переварить». Иногда даже просили прощения. И взрослый ребенок, пусть и с запозданием, наконец получал щедрое разрешение быть другим, отделиться и уйти. К сожалению, так бывает не всегда и не со всеми. Тогда остается залечивать раны самому или с психотерапевтом.

– Как быть, если замечаешь, что мнение мамы становится твоим? «У тебя нет таланта в рисовании, в танцах…» И действительно уже кажется, что нет.

– Один из самых частых запросов в психотерапии: «Мне говорили, что я неспособен», «Вроде что-то получается, но я все равно слышу этот голос и сомневаюсь в себе, все валится из рук». Вообще-то это запрос для длительной психотерапии, не простой то есть. Что можно сделать? Ну как минимум обратить специальное внимание на то, что это не я так считаю, что это мамин голос говорит так внутри меня. Если я понимаю, что это не мое, то могу понемногу отстраняться от разрушительного послания.

– Некоторые родители подтрунивают над интересами ребенка. А он тоже свысока смотрит на их увлечения. Как принимать и уважать интересы друг друга?

– Для меня есть два мощных мотива идти на встречу друг ко другу. Первый – это любовь. Если я хочу поддерживать контакт и общаться, если родители важны для меня, то я готов принимать и уважать их интересы, даже если они мне непонятны и неблизки.

Второй – это польза, внутренний рост, который станет результатом построения гармоничных отношений между поколениями. Для семейных психотерапевтов давно известен непреложный закон: сложности во взаимоотношениях с родителями неизбежно повторяются во взаимодействии с другими близкими людьми, в первую очередь с супругом. Соответственно, исцеляя отношения с родителями, я автоматически многое меняю в своей жизни в лучшую сторону.

– Что делать, если родители критикуют друга/подругу своего ребенка? Прислушаться к их советам или проигнорировать?

– Две крайности, характерные для зависимых отношений. Ребенок либо принимает точку зрения родителя как априори верную, либо жестко сопротивляется ей. Позиция взрослого зрелого человека – выслушать, принять во внимание, но сформировать свое собственное отношение.

– Еще ситуация: мама регулярно жалуется на жизнь своему ребенку, но не решает свои проблемы и разумных советов не слышит. Как вести себя детям, которые становятся «буфером» для негативных эмоций?

– Напомнить себе, что пытаться решить мамины проблемы – значит поддерживать ситуацию, вредную для всех. Она вредна для вас, так как эмоционально вовлеченным в эту историю вы не сможете идти и строить свою жизнь. Но и утешить маму вы не в состоянии: ситуация, когда ребенок и родитель поменялись местами, противоестественна, и она не приносит никому успокоения. Она вредна и для мамы: да, она получает некоторое облегчение, жалуясь и через это привязывая ребенка к себе, но продолжает жить, ничего не меняя.

– Как общаться с мамой, с которой никогда не было доверительных, близких отношений? Есть ли возможность их построить, не поздно ли начинать?

– Начинать никогда не поздно. Не со всеми это возможно, но попробовать точно стоит. Ведь родители, живы они или уже нет, всегда остаются с нами. Независимо от нашего желания мы несем в себе их гены, опыт, полученный от жизни с ними, их родительские послания. Лучше постараться понять родителей, разобраться, почему не получалось быть с ними близкими, какие механизмы мешали – это значит лучше понять себя.

– Как сделать первый шаг, о чем завести беседу?

– Можно, например, спросить родителей про их жизнь, про жизнь других родственников. А потом поисследовать, как все это повлияло на меня. Можно поразмышлять о том, в чем из того, что мне нравится в себе, я похож на родителей. А потом прийти к ним и сказать (каждому по отдельности) за это «спасибо». Благодарность – это именно то, что в глубине души обычно хотят получить родители от своих детей.

Человек – не ленивое существо

– Нередкая ситуация: сын-студент живет под одной крышей с семьей. Он приходит, когда хочет, ночует у друзей, не участвует в домашних делах. Родители дают ему деньги, но им это кажется несправедливым. Сыну кажется несправедливым, если они эти деньги ему не дают…

– С одной стороны, родители кормят, одевают детей, дают им карманные деньги не за выполнение домашних обязанностей. Это нормально – обеспечивать ребенка, пока он учится. И это нормально, что взрослый ребенок сам решает, где ему ночевать, даже если он находится на иждивении родителей. С другой стороны, ожидать некоторого участия в домашних делах от этого ребенка тоже справедливо, важно настаивать на этом. Да, если сын устраивает беспорядок, не разделяет домашние обязанности – это обидно, и об этом стоит говорить и договариваться. Но надо понимать, что молодому человеку это реально сложно. Не надо ему предъявлять немыслимые требования.

– Ребенок ушел из вуза, работу не может найти. Или не хочет. Проходит месяц, другой. С одной стороны, невозможно бросить своего ребенка в такой ситуации, а с другой – подтолкнуть его тоже не получается. Что делать?

– Надо внимательно смотреть, что происходит с ребенком. Может, он с чем-то не справляется, и ему нужна помощь. А может, ему просто нужно время и пространство, чтобы остановиться, отдохнуть и осознать, чем он хочет в ближайшее время заниматься. Не так-то просто понять это в экзаменационной гонке последних классов школы, потом первого курса вуза. В любом случае ему нужна поддержка и принятие от родителей. Хорошо, если родители, с одной стороны, дадут ребенку это пространство прийти в себя и найти себя, а с другой – мягко обозначат границы этого пространства – например, год.

– То есть дело отнюдь не в лени.

– Ленью мы обозначаем свое нежелание что-то делать, но за этим всегда стоит огромный набор разных и очень сложных переживаний. Человек не ленивое существо. В комфортных здоровых условиях мотивация появляется естественным образом. Если у человека все нормально, у него нет свербящей тревоги, если он может позволить себе расслабиться, у него обязательно родится мотивация. Если ребенок ничего не хочет и ничем не интересуется, значит ему нехорошо и нужна помощь и поддержка.

– Если ребенок съехал, должны ли родители помогать материально?

– Я думаю, должен присутствовать разумный баланс заботы о ребенке и уважения к его самостоятельности. Конечно, очень важно, чтобы ребенок знал, что он может прийти к родителям за помощью в трудной ситуации, что они остаются для него надежной базой. Но в то же время обеспечивать и даже постоянно помогать взрослому ребенку материально – это сообщать ему: без меня ты не справишься, ты по-прежнему маленький и несамостоятельный.

«Если ты уедешь, я не выживу»

– В каком возрасте лучше всего разъехаться с родителями?

– Юность – самое подходящее время для отделения: хорошее здоровье, много сил, планов, энергии. На этой волне сделать резкий шаг к самостоятельности гораздо легче. Если ты не сделал его в 18, то к 30-34 годам будет сложнее.

– Как показать родителям, что ты ответственный и взрослый человек, можешь жить отдельно от них?

– Если я хочу и готов съехать, то зачем мне что-то показывать родителям? Я говорю им «спасибо» и съезжаю. Иногда страшно за родителей: как они переживут отделение, не «случится ли у них инфаркт» с горя? Но здесь ничего не сделаешь: либо ты боишься и всю жизнь живешь с мамой, либо съезжаешь и видишь, что все этот момент пережили.

– Как распознать, что тобой манипулируют?

– Манипуляция – очень жесткое слово. Но за каждой манипуляцией стоит какая-то потребность. Родителю чего-то остро не хватает, но он не знает, как получить необходимое прямым способом, и не умеет попросить об этом. И тогда мама, которая скучает по сыну или дочери, говорит: «А как же ты мамочку свою оставишь одну больную?» А вместо слов: «Побудь со мной», произносит: «Ну, конечно, поезжай и отдыхай… Ой, что-то у меня сердце прихватило!» Мы не можем изменить своих родителей – как умеют, так умеют. Но можно прямо и открыто говорить о своих чувствах, о том, что нам не нравится в общении с ними, и о своих границах: «Мне это было очень неприятно. Я бы не хотела, чтобы мы так общались». Возможно, со временем это сработает.

– Как не вестись на манипуляции?

– Я глубоко убеждена, что подавляющее большинство родителей любят своих детей и в глубине души хотят им счастья. Видеть своего ребенка несчастным, одиноким, не сумевшим прожить полноценную жизнь будет трагедией для большинства родителей, даже если сейчас они этого не осознают и, кажется, делают все, чтобы так и случилось. Пусть эта мысль поможет нам взять курс на отделение, взросление и построение интересной наполненной жизни.

Чем опасна для взрослых детей жизнь с родителями?

Есть правила жизни, их надо знать и выполнять. Тогда все будет хорошо. Часто мы живем не совсем осознанно, на многие вещи не обращаем внимания. А жизнь идет и мы теряем много времени просто потому, что не можем остановиться и задуматься — что мы делаем не так?

Начнем сначала… В человеческом мире родители жизненно необходимы для ребенка. И от того, что и как родители дадут своему ребенку, во многом в будущем зависит его жизнь. А уж если брать глубже, то лучшее, что родители могут дать своему ребенку, это пример своего счастья.

В период с 14−18 лет у ребенка постепенно происходит «сепарация» — отделение от своих родителей. Сначала душевный (психологический), а затем и физический уход от родительской семьи. Родители все больше и больше отдают своему ребенку ответственность за его жизнь. Таким образом осуществляется переход ребенка в свою собственную взрослую жизнь. Фото:

По закону нашей страны молодые люди, достигшие 18 лет, считаются совершеннолетними и начинают самостоятельно полностью отвечать за свою жизнь, за свои поступки.

Я уверена, что священный долг родителей — дать ребенку жизнь и поделиться всем лучшим, что у них есть, научить его жить в этом мире, а затем опять вплотную заняться собой. Приоритетным теперь для них становится их собственная жизнь, а дети начинают жить отдельно, реализуют свои желания и строят свою жизнь.

Далее… вступает правило: повзрослевшие дети должны взять на себя ответственность за уже свою собственную семью и отказаться от чрезмерной родительской опеки и помощи.

Родители, в свою очередь, уже не должны контролировать и обучать своих взрослых детей. Они обязаны уважать их выбор. В свою очередь, освободившись от опеки родителей, дети должны помогать родителям не чувствовать себя одинокими.

Но реальность такова, что переехать от родителей в собственную квартиру могут позволить себе далеко не все выросшие дети. Либо это банально дорого (снимать квартиру, например), либо просто не хочется.
Поддержите ребенка в его самостоятельности
Фото:

Я сейчас говорю о здоровых (физически и морально) людях. Те, кто не ищет легких путей и созрели вовремя, несмотря на сложности, отрываются от родителей и уходят во взрослую жизнь. Но есть и те, кто (по разным причинам) выбирает удобную жизнь на родном диване вкупе с маминым борщом.

В результате… взрослые дети останавливаются на пути своего взросления. Они остаются инфантильными до преклонного возраста (и мужчины, и женщины). Есть люди, которые и в 45 лет от родителей не отделились. Например, у некоторых мужчин даже продолжение рода не является ведущей потребностью.

А самое страшное и обидное, что эти взрослые дети могут так и не построить свою семью, своих отношений, не родить и не воспитать собственных детей, т.к. они проживают чужую жизнь — жизнь своих родителей.

Что же происходит? Обратимся к теории.

Есть такое понятие, как жизненные циклы семьи. И если взрослый ребенок остается жить с родителями, то эти жизненные циклы нарушаются. (Разбираясь, что это за циклы, как раз можно проверить себя.)

Первый цикл — так называемая фаза одиночки. Период, когда молодой человек, неважно, мужчина или женщина, выходит из родительской семьи и начинает жить самостоятельно. Человек на этой фазе узнает, сколько стоит жизнь. Если человек живет с родителями, то такие вещи ему просто неизвестны.

Второй жизненный цикл — это фаза пары. Два человека начинают жить вместе и стараются построить отношения. Если первой фазы не было, то на второй начинаются все сложности. Люди незрелые, они не умеют жить самостоятельно, не знают, сколько стоит жизнь, не умеют слушать и слышать никого, кроме себя.

Третий цикл — семья начинает расширяться в связи с появлением ребенка. На этой фазе требуется переустройство отношений. А если первой фазы не было, вторая была, но жили вместе с родителями, получается, что отношения сложные, не простроенные. Непонятно, кто и как должен ухаживать за детьми? Кто должен воспитывать их? Чье слово главное в семье? И много других вопросов.

Теперь переходим к практике.

Сейчас мы уже понимаем, что происходит с нами, какие жизненные этапы мы проходим.

Но если все-таки жизнь складывается таким образом, что нет другой возможности и приходится жить с родителями какое-то время, лучше знать, кому и с кем ни при каких обстоятельствах нельзя оказываться под одной крышей, а кому вполне себе можно съехаться (на время, конечно). Союз «два плюс один» не рекомендуется психологами
Фото:

1. Психологи считают «неэкологичным» пребывание под одной крышей в составе «два плюс один», где есть взрослый одинокий человек, особенно если он женского пола.

Причина в том, что одинокая женщина любого возраста, оказавшаяся бок о бок с «полной» семьей, больше всего на свете боится ощущать себя лишней.

Лучший вариант. Когда взрослый одинокий человек в такой семье — мужчина. Исключения составляют пожилые, нездоровые или очень ревнивые и эгоистичные одинокие домочадцы мужского пола.

2. По сходному принципу будут развиваться отношения при «сожительстве в режиме один плюс один», в составе которых есть одинокая женщина, существенно старше своего «сожителя» — например: мать и сын, сестры разного возраста и т. д.

Если под крылом старшей женщины оказывается «сожитель» мужского пола (сын, младший брат), чаще всего она станет препятствовать устроению его личной жизни, нападая на его избранниц. А если дочь или младшая сестра, то старшая станет клевать младшую, чтобы та не чувствовала себя достойной союза с «нормальным» мужчиной. Важно, что, за редким исключением, делается это неосознанно, матери и старшие сестры абсолютно уверены, что желают младшим только добра.

Лучший вариант. Помимо парочек, любящих супругов и матерей с маленькими детьми, благоприятными, по мнению психологов, могут быть сожительства «один плюс один», где старший и одинокий — мужчина. К примеру, отец с дочерью, отец с сыном, старший брат с сестрой или братом намного моложе себя.

Также высокие шансы на выживание имеют союзы «один плюс один», где двое в примерно равных возрастных, социальных и материальных условиях. Например, братья и сестры без существенной разницы в возрасте или двое друзей (подруг), снимающих одну квартиру на двоих. Союз «два плюс два» может оказаться удачным
Фото:

Подводим итоги:

1. Сходитесь «двое на двое». При наличии доброй воли с обеих сторон мирными могут быть любые сожительства «два на два» — например, родители и дочь с мужем или сын с женой.

2. Избегайте «треугольников». Основной залог успешного «общежития» — отсутствие семейных треугольников, в которых кто-то один обязательно ощущает себя лишним. А если это женщина, то добра точно не жди! Если с семьей живет одинокая бабушка, поручите ей воспитание внуков и подчеркните, что вы всецело доверяете ее опыту и мудрости, чтобы она чувствовала себя нужной. Если детей у вас нет, заведите ей собаку, кошку или компаньонку, лишь бы ей не было одиноко.

3. Подкидывайте пищу для размышления! Этот способ подойдет интеллектуальным одиноким бабушкам, за плечами которых активная общественная жизнь, а также всем одиноким дедушкам, живущим при молодой семье. Часто после определенного возраста людям просто жизненно необходимо решать чужие проблемы, особенно если нет своих. Иногда молодым стоит нарочно придумать себе трудность и попросить совета у неравнодушного пожилого домочадца, пусть обсуждает себе на радость, чувствуя себя мозговым центром семьи.

Лучше попросить совета в простой ситуации и дать старшему поколению пищу для размышления, чем ждать, когда она сама начнет вмешиваться
Фото:

4. Учитесь властвовать над своими эмоциями! Важно и ваше собственное психологическое состояние, ведь мы всегда получаем от окружающих ответ на посыл, который даем им сами. Если вас доводит один из домочадцев, значит, вы каким-то образом это ему позволяете.

Первым делом надо мысленно простить все обиды: домочадца — за то, что портил вам жизнь, а себя — за то, что гневались на этого домочадца. Обнулив таким образом ваши взаимоотношения в семье, создайте дистанцию между собой и обидчиком. Если физическая дистанция невозможна, создайте психологическую.

Удачи!

Теги: взаимоотношения в семье, жить с родителями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *