Засветы учительницы

Я полюбила женщину

Здравствуйте, учусь в школе. 2 года назад полюбила женщину-мою учительницу, которая старше меня на 40 лет. Люблю исключительно как маму и люблю очень сильно. В последнее время я поняла, что хочу, чтобы она доверяла мне, хочу заботиться, помогать, поддерживать, оберегать её, если это понадобиться. У неё есть своя семья-муж, дети, внуки. По всей видимости, семья очень дружная. Но не хочу делать скоропалительных выводов, не зная, чем и как живёт моя учительница. Иногда, признаю, возникает ревность к её внукам. Но я быстро отгоняю это, т. к. Не хочу и не буду занимать место кого-либо из её родственников. Просто я совсем запуталась. С мамой отношения хорошие, она бывает ласкова со мной, может обнять, поцеловать. Да, был момент, когда выйдя второй раз замуж, она очень редко проводила со мной время. Тогда мне показалось, что с момента её замужества, мы как-то отдалились друг от друга. Я стала замкнутая, он а тоже большую часть из всего, что с ней происходило, рассказывала моему отчиму. Я всё понимаю и не обижаюсь. Наоборот, очень рада, что мама наконец обрела своё счастье и встретила человека, которого полюбила и который полюбил её. Ради этого можно и задвинуть своё эго. Когда я была маленькая, мама много работала и не могла уделять мне столько внимания, сколько мне хотелось бы. Но это тоже мелочь-она ведь для нас старалась. В общем-то из моей семьи остальным на меня было наплевать. По сути вся моя семья-это мама. Небольшая ремарка, чтобы вам была чуть понятнее моя ситуация. Я могу понять девочку, которая росла без мамы или по отношению к которой мама была строга, зла и т. д. Это естественно, что она будет тянуться к женской, материнской любви и заботе. Тогда почему же я так сильно хочу получать ласку, теплоту и заботу от чужой женщины? Пожалуй, из всего этого стоит выделить главные вопросы, которые меня беспокоят: 1) Почему я полюбила чужую женщину, как маму? Учитывая, что с моей мамой отношения хорошие и я всё равно очень люблю её. Неужели это всего лишь переходный возраст, всплеск эмоций? Я вроде перешагнула это и ясно осознаю, что именно люблю свою учительницу. Меня к ней тянет, мне хорошо рядом с ней. 2) Возможно ли, что моя учительница станет доверять мне и спустя какое-то время мы с ней сможем стать поистине близкими людьми (духовно близкими)? Точнее я для неё. Она для меня и так близкий и родной человек. Я готова ей и с внуками помогать, да и во всем остальном, если бы ей это нужно было. Или же это утопия, и человек, имея такую большую семью, никогда не сможет и не будет доверять чужой девке, ещё учитывая, что она учительница, а я ученица? Если же такое возможно, что мне нужно сделать для этого, как показать ей, что я готова всегда и во всем помогать своей учительнице, быть рядом, когда ей это понадобиться? Заранее спасибо за помощь.

Обвинённая учительница биологии Екатерина С. из Астрахани — в прошлом «учитель года». Свои жизненные принципы на одном из порталов преподавательница описывала так: «Живём один раз, поэтому надо жить ярко и интересно, чтоб в старости было о чём вспомнить и не стыдно внукам рассказать». Предварительно, женщина уже уволилась по собственному желанию вместе с директором школы, пишет телеграм-канал LifeShot

Фото © Telegram / LifeShot, «Плохие новости 18+»

Замдиректора одной из школ в городе Боровичи Новгородской области заподозрили в отношениях с 17-летней десятиклассницей. Ирина И. преподавала биологию и была классной руководительницей ученицы. Они не стремились скрывать свои чувства, а наоборот, демонстрировали в соцсетях проявления нежности

Фото © Соцсети

В Новосибирске преподавательница английского вышла замуж за бывшего ученика и родила от него ребёнка, пишет КП. Роман между педагогом и школьником завязался, когда тот перешёл в 11-й класс, и развивался на глазах у учителей. Но позже возмущённые родители решили предать дело огласке

Фото © Соцсети

30-летнюю учительницу английского языка из Канска Светлану Филиппову обвиняли в интимной переписке с двумя школьниками. В том числе она посылала фото своей обнажённой груди. Незадолго до инцидента преподавательница развелась и одна воспитывала двоих детей. Позже её признали невменяемой

Фото © Соцсети

24-летняя учительница русского языка и литературы из Альметьевска призналась, что четыре раза вступала в интимную связь со своей 15-летней ученицей. Об их отношениях стало известно, когда школьница оказалась в больнице с кровотечением после ночи с педагогом

А нужно ли?

*1. Я помню себя в детском саду .Друзья , подружки . После улицы всегда шли умываться , а летом — обязательно мыть ножки . Ведь в кроватку нужно ложиться чистыми . Мальчишки толкались ,брызгались , мочили ноги и не вытирая бежали за стол , обедать . А вот девчонки долго плескались под струей воды . Тщательно мыли ножки , каждый пальчик , пяточки , коленочки . Я всегда оставался с ними . Мылся медленно , а сам смотрел за ними . Мой писюн надувался и ему становилось тесно в трусиках . Потом они бежали босиком к полотенцам . На кафельном полу оставались отпечатки ступней . Оставаясь один в умывальнике оглядывался на дверь . С трепетом в душе присаживался на корточки и гладил девчачьи следы , потом наступал на них . Мне казалось , что они сохранили тепло девчачьих тел . При удобном случае всегда старался помочь кому — одеть колготки или гольфики . Когда дотрагивался до голых пяточек , то чувствовал трепетное волнение и дрожь в руках . Маленький дружок всегда становился большим и твердым.
Потом школа . Мой невольный взор все уроки был устремлен на ножки учительницы . Она сидела за столом и мне было хорошо их видно . Я думал не об учебе , а только о том , чтоб потрогать , погладить их . Часто , во время урока снимала туфельки и стояла на голом полу . В капроне были еще притягательнее и сексуальнее . Все десять лет сидел с девчонками . Какие красивые и манящие были их ножки : в обуви , в капроне , а особенно летом — в босоножках и без чулок . Ничего меня так не волновало и не возбуждало как вид голых пяточек ю В более старших классах специально часто что — то ронял под парту , сползал на пол и дотрагивался до их ножек в обуви . Потом садился и тайно ( как мне казалось ) нюхал и облизывал ладошку .
2. Вы скажете , что я извращенец ? Может и так . Но я получал истинное удовольствие и возбуждение от таких действий . Женские ножки меня возбуждают и что бы дотрагиваться , ласкать их я готов на унижения , оскорбления , побои и издевательства .
В девятом классе все мысли очень часто были в напряженно — возбужденном состоянии . Желание ласкать возрастало с каждым взглядом на них . Чаще стал ронять что — то , опускался и , как мне казалось , незаметно целовал обувь моей соседки по парте . К сожалению или к счастью она заметила , но не подала виду . Она наблюдала за моими действиями . Вскоре подошла наша очередь дежурства по классу . Все ушли домой , а мы , вернее я — приступил к уборке . Девушка спросила :
— Тебе нравятся мои сапожки или еще что — то ?
Я молча стоял и не мог пошевелиться . В моей душе все трепетало , руки дрожали , колени отказывались служить .
— Я видела как ты то и дело целовал обувь и при этом получал удовольствие . Это так ?
— Да .
Села на парту , закинула нога на ногу смотрела мне в глаза . Голос был насмешлив , нагл и ощущался гневный приказ в ее словах .
— Целуй ! Ты такой же как и мой бывший парень , что изменил мне с моей же подругой . Целуй !
Безвольно , безропотно встал на колени и припал к ее сапожкам . Закрыл глаза и целовал . С каждым поцелуем мое возбуждение возрастало , поцелуи становились жарче и чаще . Язык стал с наслаждением облизывать их . Член вырывался из штанов , пульсировал , кровь била в голову , сознание замутилось . Кончил так , что брюки стали мокрыми . Она смотрела на горящее лицо , громко рассмеялась и пошла из класса . В дверях обернулась :
— Дежурь !
С этого дня каждое дежурство целовал ее обувь , облизывал и … оставался один .
Боясь огласки исполнял все ее прихоти .
3. Часто , в сновидениях , являлись еще одни ножки . Целовал , облизывал туфельки , обсасывал пальчики . А они давали пинка , топтали тело . Появлялись перед моим взором только на уроке английского языка . Принадлежали сорокалетней учительнице английского . Стройные ножки всегда были в капроне , часто стояли , отдыхали на голом полу без обуви . Все ее уроки не сводил с них взгляд . Учительница обратила внимание и однажды сказала :
— Сегодня останься на дополнительное занятие , будешь исправлять двойки .
После занятий пришел в класс английского языка .
— Напиши на доске несколько предложений .
Взял мел и оглянулся на учительницу . Она сидела на стуле , откинувшись на спинку , нога на ноге . Одна облачена в туфельку , вторая — без нее .
— Подойди . Я часто замечала , что ты томно смотришь на мои ноги . Они тебе нравятся ?
— Да . Очень .
— Что бы ты хотел с ними делать ?
— Поцеловать .
— Запри дверь на ключ и подойди ко мне .
— Встань на колени и целуй .
Встал . Моментально бросило в жар . На лбу выступили капельки пота , ладошки повлажнели .
— Целуй !
Сознание замутилось . Во рту все пересохло . Язык прилип к небу . Кое — как совладал с собой и поцеловал протянутую ножку . Гладкая , немного прохладная легла в мою ладонь . Стал покрывать поцелуями , обхватил губами пальчики , слегка пососал их .
В течении двух лет жил как в сказке . Англий был два дня в неделю по два урока сразу . В день с английским я должен был оставаться на дополнительные занятия . Каждый раз закрывал дверь на ключ , становился на колени и в течении часа лизал , целовал ножки туфельки . Через час мои трусы можно было выжимать . Закончил школу , но моя обожаемая учительница стала шантажировать .
— Если не будешь приходить два раза в неделю , в школу и не будешь ласкать — обнародую твою слабость .
Так продолжалось целый год , пока не поменял место жительства .
4. Женился , родились двое детей . Все было хорошо , но постоянно тянуло ублажить , приласкать жену языком . От одного секса я не получал полностью удовлетворения . Хотелось встретить ее с работы в прихожей , помочь раздеться , разуть . Поцеловать в щечку губки . Помассировать языком ступни ее ножек . На что жена рьяно противилась . Говорила , что я извращенец . Постепенно стали отдаляться друг от друга . В конце концов разошлись . Почти всю зарплату в течении всех лет отдавал ей на содержание сына и дочери .
Мое пристрастие служить Даме , мечты об унижении с ее стороны захлестнули все мои мысли . Так я стал рабом . Безропотно — покорным , услужливым , послушным пресмыкающимся . Сначала в мечтах , затем — в реале .
Прошло немного времени ,как я нашел единомышленницу . Живя в Дмитрове работал в Москве , где и познакомился . Стал приезжать на сеансы . Но это прекратилось через несколько месяцев , ей надоело . Вторая любила звонить и требовать меня сейчас — же . Ее не волновало , что от моего местожительства , до нее добираться больше часа . Ее не волновало , что в данный момент я был на работе . С третьей встречались в свободное время . Параллельно со мной она встречалась с другим рабом , но от меня тщательно скрывала . Тот , второй был состоятельнее , побогаче с квартирой в Москве . Хозяйке он показался лакомым кусочком и чтобы привязать к себе — расписалась . Хозяйка — жена раба . Приносил зарплату , переписал свою квартиру и она сдавала его за деньги .
Снова пришлось заняться поиском новой Госпожи . В моей душе происходит смятенье , трепетное волнение , сильное возбуждение когда рядом властная , грубоватая женщина . В этот момент тело становится безвольным , мягким и податливым . Колени сами сгибаются . Язык начинает трепетать в ожидании доставить удовольствие такой даме .
5. Познакомился с Госпожой . К сожалению или к счастью общались только по телефону т.к. между нами большое расстояние . Ждал просвета на работе, ждал выходного , чтобы съездить и показать себя во всем своем обличье . Как — то ехал с работы и мечтал о встрече с ней , о подчинении . На остановке голосовала женщина . Ночь , народу почти нет . В свете фар стояла она , в пальто , на высоких каблуках . Мягкие снежинки — пушинки опускались к ее ногам . Мое воображение быстро представило безвольное тело у ее ног . Притормозил . Подошла к двери и остановилась . Прошло около трех минут — продолжала стоять на тротуаре . Открыл дверь . Только после этого села и с силой захлопнула дверцу . Посмотрела на меня так , что хотел встать на колени . Тело съежилось . Доставил до подъезда .
— Пошли со мной , поможешь .
Так я остался с ней . Жизнь моя приобрела новый оборот . С работы спешил к ней . Возил на своем авто по кабакам , где она развлекалась с подругами . Подъезжал к подъезду или еще куда , открывал дверь , ложился ковриком . Сначала наступала на меня , вытирала обувь , потом выходила из машины или садилась . Редкие свидетели — прохожие видевшие такую сцену были в шокированном состоянии . Останавливались , смотрели.
В квартиру я входил первым , ложился перед дверью ковриком . Вставала на меня , вытирала обувь , давала пинка в качестве поощрения , проходила в комнату . Сидела в кресле , а я вставал на четвереньки , вылизывал обувь , снимал . Потом мыл языком ножки обутые в чулки , носки . Снимал их , она совала мне в рот и я стирал их с закрытой челюстью . Были там до тех пор , пока не становились чистыми . Вымывал вылизывал языком ступни . Потом шел в ванну перестирывать с мылом .
Когда приходили две подружки — обязан встречать ковриком , грушей для битья , биотуалетом . Вылизывал обувь , ножки после туалета , служил туалетной бумагой . Всем делал куни . Со временем Хозяйка стала брать с них деньги за доставленное удовольствие . Тем же нравилось на мне вымещать зло на своих мужчин . Били ногами , плеткой , стеком .
Прошло около четырех месяцев . Госпожа стала чаще напиваться , становилась раздражительной и злой . Такое впечатление что она была зла на всех мужчин , а всю злобу вымещала на мне . Стала приковывать наручниками к батарее . Я стоял на коленях голый . Она — же развлекалась : играла ножом у меня перед глазами . Раз чуть не выколола глаз . Дергала за член , за яйца , била палкой , пинками , шпильками ходила , прыгала на мне . Била с остервенением . Пытался увернуться , закрыть лицо руками , но от этого она становилась еще злее . Спал на голом полу возле кровати . Просыпаясь вставала на меня — коврик , писала в мой рот . Ел из собачьей миски стоя на коленях , руки за спиной . Вместо воды писала в миску и я этим довольствовался .
Ее дочери было семнадцать лет . Растет под стать матери . Все делает так — же , но менее жестоко .
В один из дней все повторилось . Истязая мое тело вонзила нож в яйцо . От дикой боли заорал . Она — же вошла в раж . Стала избивать ногами , палкой для выбивания ковров . В добавок ко всему — сломала челюсть . Потелял сознание — остановилась , отстегнула . Прийдя в себя выполз из квартиры . Месяц зализывал раны .
6. И вот здесь — то вспомнил о той , с кем познакомился по объявлению , кому звонил два месяца . Зализав раны позвонил . Услыша знакомый , сексуальный и в то — же время голос с железными нотками пришел в трепетное волнение . Снова над моей голдовой небо стало светлее и жизнь обещала повернуться в сладострастное русло . Ожидание выходного , что бы съездить и показать себя во всем своем обличьи . Посылая СМС жду позволения позвонить , чтобы услышать сексуально завораживающий голос . Я слушаю его какзавороженный кролик на удава . Как на зло работы столько , что приходится спать в кабинете по 3 — 5 часов и снова за дело . Вместо полноценной пищи довольствуюсь булочкой с кофе и сигаретой . Мои мысли стали часто заполняться ею вместо работы . Как только замечал это , сразу переключался на цыфры . В свободные промежутки сидя в кабинете мечтал о новой , вернее о той , кем пренебрег пять месяцев назад .
Посылаю СМС : «Разрешите позвонить ? » . Звоню , делаю отчет о том чем занимался и занимаюсь , а сам тайно поглаживаю и дрочу член . Разговариваем , вернее отвечаю на вопросы . Общение длится полчаса , бывает час и все время дрочу так , чтобы Госпожа не догадалась и не разгневалась . Но она догадалась и стала приказывать что и как делать . Было немного больно и одновременно приятно . Кончил так , что залил весь живот , текло по ляжкам . Ноги подкосились , плюхнулся на стут . Госпожа приказала :
— Больше не звони . Будет выходной — приедешь , посмотрю подойдешь ли мне .
Как на зло в ближайшие дни придется вспоминать и мечтать .

Мама подарила дочке-первокласснице гигантскую грудь 16+

Жительница Великобритании Сара Бёрдж в свои 50 с лишним сделала больше 150 пластических операций. Она единственная в мире обладательница титула «Живая Барби», но останавливаться на достигнутом не намерена. Гламурная история Сары Бёрдж имела неприглядное начало.

Сара Бёрдж: «Когда мне было 29, меня ревнивый мужик в припадке ярости избил. Разбил мне нос, скулы, глазницы. Я стала тогда безобразным монстром».

Бесконечными операциями она превратила свое изуродованное лицо в идеальное. Сейчас женщина признаёт, что она — неизлечимая хирургическая наркоманка, и остановит ее только смерть.

Недавно о ней снова заговорила вся бульварная пресса. Сара Бёрдж подарила своей дочке-первокласснице сертификаты на пластические операции — липосакцию и увеличение груди. Маленькая Поппи уже готовится побить все самые выдающиеся мамины рекорды.

Поппи Бёрдж: «Все подружки мне завидуют. Я мечтаю скорее вырасти и стать такой же красивой, как мама, чтобы у меня была такая же большая грудь».

Две старшие дочери «живой Барби» уже давно сидят на ботоксе.

Учительница (+18)

musictor (+18)
Эта история о том, как я впервые полюбил учебу. Мои родители успешные бизнесмены. В деньгах мы никогда не нуждались. Когда нам что-то хотелось, мы просто брали и покупали это. Я ученик выпускного класса, мне 18 лет, но в школу никогда не ходил. Родители оплатили мне надомное обучение, чтобы я получал больше индивидуальных знаний и не подавлялся массам. Мне это, понятное дело, понравилось.
Суть надомного обучения заключается в том, что учителя ходят домой к надомнику после своих школьных уроков. Ко мне ходили учителя по всем предметам. Почти всегда на один предмет приходился один учитель. Во время урока родители сидели в другой комнате, а занятия проходили в большой, просторной гостиной, дверь которой показывала на входную дверь, коридор. Многие учителя были старые, так что никто меня сексуально не заводили, но была одна учительница по английскому языку Оксана…
С английским языком у меня проблем никогда не было. Я люблю этот предмет и сам язык. Поэтому я производил хорошее впечатление на нее. Она была молодой. Ей лет тридцать, с длинными черными волосами, стройная, с длинными совершенными ногами. Глаза большие, черные зеркальные, носик маленький и загорелая кожа. Она часто носила джинсы и даже тогда выглядела совершенством. Тогда упругая попа выделялась и притягивала взгляд. На контрасте ног и джинсов ее ступни еще больше манили и всегда хотелось к ним прикоснуться, взять в ладони. Но когда она надевала юбку, даже ниже колена от ног нельзя было оторваться.
Каждый урок проходил в муках. Мне приходилось думать о том, что делаю, пишу, читаю, выполняю задания из учебника, но мысли было совершенно не здесь. Поэтому постоянно поглядывал на нее, как она положив руку под ноги, ногу на ногу и разглядывает комнату. Как мне в этот момент хотелось быть ее рукой.

Она никогда не показывала себя с сексуальной стороны и вела себя со мной, как учитель с учеником.
В очередной раз она пришла ко мне на урок. Это было преддверье лета, май или апрель. Она разулась. Я всегда смотрел, как ее ноги освобождаются от туфель, выходя из них, показывая миру свои прелестные, тоненькие ножки с аккуратным педикюром без лака. В этот раз, так как было почти лето, она пришла в свободном платье до пола, обволакивающее ее стройную, как песочные чесы талию. Хоть платье было до пола ее ступни все равно выглядывали из под него. С сума можно было сойти, видя, как ножки соприкасаются с полом, слегка сжимаясь… В этот момент начинаешь завидовать даже полу.
Она села и, как всегда положила ногу на ногу, выставляя ступню в бок, что на нее можно было смотреть. В животе все зашевелилось, потом в голове.
— Ну что, давай проверим домашнее задание. — Тонким, бархатным голоском.
Она стала проверять задание, издевательски покачивая ножкой. Я начал чувствовать, что не выдерживаю. Тем более, что сейчас начнется лето и как минимум три месяца я ее не увижу или же вообще не увижу уже вовсе…
— Простите, Оксана. Не хочу, что вы подумали ничего лишнего, но можно я… аккуратно… просто поцелую вашу ногу?
— Что ты сказал? — слегка нахмурившись, переспросила она, от ее голоса моя голова еще больше поплыла.
— Просто поцелую. Слегка. Ничего плохого. — говорил я, сползая со стула.
Я встал на колени и попытался прислониться к ноге, но она ее резко убрала под себя, убрав ногу с ноги.
— Да что ты делаешь? Совсем сбрендил?
— Ничего больше. Вам понравиться, просто кратко прислонитьсе.
Я нагнулся очень низко, так что подбородок касался пола. Ее аккуратная ножка с ровными красивыми пальцами были в напряжении и были готовы отскочить. Я был к ним так близко, что казалось, что они с размером с мою голову. Я выдвинул губы и прислонился ими к пальчику. Она отодвинула ножку. Но я пододвинулся и начал опять. Ее кожа была такая нежная и шелковистая, а ноготки ровные и приятные на вкус. В какой-то момент она перестала отодвигать ножку. Минут десять я целовал и слегка, кончиком языка полизывал один пальчик. Мне хватало уже этого. Пенис стал очень твердым и старался, чтобы сквозь штаны и трусы он не не прикоснулся к полу, а то сразу бы разразился, мне хотелось еще возбуждаться. Это были волшебные десять минут. У меня даже не затекла шея. Потом я перешел к другому пальчику, и только мысль, что она тут не будет сидеть вечно, заставила меня быстро приступить к другим. Потихоньку, проводя губами и языком по щелям между пальчиками, я перешел к самой ступне, чувствуя каждую вену. Она, кажется и сама стала получать удовольствие. Затем я начал целовать лодыжку, порой замахиваясь на ногу. Длинное платье обволокло меня и края его щекотали мне шею. Нежно прижавшись к стройной ножке губами, я поднимался по ней выше и выше, дойдя до колена. В этот момент, она выставила ножку и погладила по моему животу. Я думал, что она поглаживает, но постепенно, она меня слегка оттолкнула, дав понять, что она не хочет, чтобы я поднимался выше. Но все же напоследок я успел крепко поцеловать ровную, твердую коленку. Я встал и сел на место. Она, проверив до конца задание, поставила оценку и пошла обуваться. Все ходили молча, пока она стеснительно не попрощалась и вышла из дому. Но на следующем занятии, в ней проснулось то, что мне и ей очень понравилось.

В следующий запланированный день, когда должен быть английский, родителей не было дома. Мне пришлось принимать учителей самому. С минуты на минуту уже должна была прийти учительница по английскому. Но она уже на пол часа опаздывала Я ждал ее с шевелениями в животе. И не потому что бы возбужден, а потому что было страшно. Я не представлял, как буду смотреть ей в глаза, после того, что я делал, мне было стыдно. В дверь позвонили.
Я открыл дверь и не мог поверить глазам. Учительница была в небольшом топике, явно без лифчика. Короткая юбка, которая выше колен сантиметров на десять, тоненькие колготки и шикарные туфли. С макияжем ничего не изменилось. Когда она вошла, я закрыл дверь, у меня уже твердо все стояло, а голова снова кружилась.
— Привет. Родителей сегодня нет дома? — спросила она. По сравнению с тем, как она уходила в прошлый раз, стеснительно и робко, в этот раз она вела себя очень уверено.
— Здравствуйте. Да, их нет сегодня.
— Отлично.
Она не стала разуваться и прошла в гостиную прямо в туфлях на высоком каблуке. Мне казалось, что я сейчас упаду без сознания.
Она села, положила ногу на ногу, стала ею раскачивать. Начала с проверки домашнего задания.
В задании, к слову, все было точно правильно, так как, чтобы отвлечь учительницу от прошлого урока и не злить ее больше я старался больше обычного над его выполнением. А потом еще и дал проверить его отцу, что очень часто летал в Америку и знал английский, как сами носители языка.
С внимательным видом она проверила задание. Я не знал, что говорить.
— Простите меня… ну… за прошлое…
— Ничего. Тебе же понравилось?
— Да, конечно. Более чем. Вы очень красивая.
— Спасибо, — улыбаясь, сказала она и продолжила чуть ли не шепотом, — Мне тоже понравилось.
— Но сейчас не об этом. — закрыв учебник сказала она. — В задании все не правильно.
— Как? Все должно быть правильно. Все проверено.
— Нет. — капризно сказала она. — Все не так. — Через паузу продолжила. — Раз уж тебе понравился… прошлый урок… может захочешь исправить оценку?
— Да, конечно! — в восторге забился я. Я, наконец, понял, что сегодняшний день войдет в мою память, как лучший.
— Тогда разуй меня. А то я забыла, кажется. Не хочу вам в дом грязь приносить.
Она поставила и выдвинула ножку. Я встал на колени, наклонился и также, как в прошлый раз начал целовать пальчики. Нижней губой я прижимался к подошве, верхней к пальчикам, а языком проходил там, что было посередине.
— Давай, лижи нежнее. Тебе это нравиться?
— Да, очень.
— Тогда давай. Продолжай. И пускай побольше слюнек.
Я послушно и с наслаждением стал вылизывать гладенькие ножки,
специально пуская больше слюней, которая текла по щекам и по ножкам. Когда капля скатывалась по ножке, я пытался ее поймать ртом, но иногда не получалось и в такие моменты я чувствовал, как я приятно и как по ноге проходят маленькие мурашки. Сквозь очень тонкие колготки чувствовалась приятная кожа. Я брал в губы колготки и всасывал их. Где я лизал, потом проводил по тем местам губами, чувствуя кожу под мокрой сетчатой тканью колготок. Медленно я дошел языком до ремешков, проходя им по всей ступне. Зубами схватился за ремешок, потянул и освободил плененную ножку.

— Теперь переставь ее на пол. — приказала она.
Я легонько взял в руки ножку, как что-то безумно дорогое и бьющейся и переставил ее с туфли на пол. Потом взялся за другую ножку. Но вторую она повернула подошвой ко мне, и я взял в рот каблук и стал полизывать и посасывать его. Я посмотрел на нее снизу верх. Она смотрела на меня с улыбкой и довольным видом. Когда она, чуть не наступив на мою нижнюю челюсть, поставила ножку, я также как и прошлую стал полизывать и высвободил от ремешка. Оторвавшись от нее, я взял ножку в руки и приподнял. В этот момент она резко подхватила ножку и, смеясь, подтянула ее к себе.
— А теперь садись и проверяй свое «правильное» домашнее задание. Будешь сам искать там ошибки, это полезнее, чем я тебе сама укажу на них и ты потом про них забудешь.
Она всегда так раньше говорила, когда находила у меня какие-то ошибки. И всегда говорила с улыбкой. Никогда, даже если я делал серьезные ошибки, она на меня не повышала голос, а наоборот делала все с широкой, доброй улыбкой, будто это смешная ошибка. Также было и в этот раз. Хотя в этот раз у меня совсем был не тот настрой, чтобы смотреть в учебник и искать ошибки, которых заведомо нет. Но я все же уткнулся в учебник, чтобы хоть как-то отвлечься. Она встала и стала что-то делать, но я не отрывался от учебника. Потом она что-то бросила на стол. Я посмотрел и увидел, что это были маленькие, хорошие трусики. Стринги. Она села обратно и положила ножки мне на ноги, наткнувшись на ствол. В этот момент он чуть ли не взорвался.
— Если хочешь, можешь освободиться. Меня стесняться не надо. Что ты так скованно со мной общаешься? Расслабься — Игриво сказала она, перебирая ногами.
Так, как я уже не мог сдерживаться я встал и полностью разделся. Я чувствовал себя очень не привычно, стоя голым перед учителем. И это ощущение еще больше меня заводило.
— Ууу… Как ты меня любишь. — с одобрительной улыбкой сверкнула глазами Оксана, смотря на мой живот.
Затем я сел на место. Она также положила ножки только уже на голого меня. Ее ножки стали медленно тереться о мой член, сводя меня окончательно с ума.
Тебе приятно? — страстно сказала она.
— Очень!
— Неправильно!
— Yеs, it»s sо hоt аnd plеаsurе!
— Правильно! — посмеялась Оксана.
Ее ножки были гладкими, нежными и слегка мокрыми от того, что я же сам их лизал. Затем она зажала член между двумя ножками и стала водить из верх-вниз, приводя меня в настоящий оргазм, что я начал стонать. Все это она делала с игривой улыбкой. Она приподняла своими ножками меня за член, что я слегка привстал. Член нацеливался на стол. Она пододвинула учебник по английскому туда, куда должен был попасть снаряд. В тряске и агонии член затрясся и из него полилось много белой жидкости, много спермы, забрызгав собой почти весь учебник. Я без сил упал на стул. Оксана взяла учебника, встала и подошла ко мне. Теперь ее лицо было близко ко моему, что я даже мог чувствовать ее щечку. Было так хорошо, что член даже не хотел расслабляться. Перед нами был забрызганный спермой учебник. Она приподнялся его поближе к нашим лицам и мы оба стала слизывать с него все стекающее. Авторы, обложка — все это я видел перед глазами. Я далеко выдвинул свой язык, как и она. И наши языки часто натыкались друг на друга, соприкасаясь. У нее упругий, приятный язычок. Рядом с ней мне было приятно занимать даже этим. И даже такая жидкость казалось сладкой. Доделав дело, она отложила учебник и села на свое место.

— Что ж. Ты заслужил «пятерку». Теперь тебе приятнее получать «пятерки»?
— Да! — подтвердил я.
— Но где же красная ручка? — В растерянности стала водить руками в поисках ручки, что лежала перед ней. Чем я буду… а вот она…
Она взяла ручку и стала водить по учебнику, не прикасаясь к нему, имитируя движениями, что она не пишет
— Она не пишет! — воскликнула она.
В этот момент я смотрел на ножки, которые были загорелыми и яркими, сверкали так, что казалось, что в них отражается весь свет.
Она широко расставила ножки, выставляя свой выбритый треугольничек. В пяти-десяти сантиметров от промежности были видны складки колготок на обеих ножках. Ее кисонька была красной, по цвету напоминавшая мякоть арбуза, манящей. На ней видны были отражения от влаги, она была мокрой. Как мне тогда хотелось вылизать весь сок.
— Сделай так, чтобы она писала. — с улыбкой сказала учительница. Сделаешь?
— Да.
— Скажи «да, любимая»!
— Да, любимая.
Учительница обмакнула об оставшуюся сперму ручку и противоположным концом вставила в кису, указывая руками, что надо делать. Пока я вставал на колени, она водила рукой по ручке.
Я наклонился и стал посасывать, полизывать ручку, заставляя ее раскачиваться. Потом ручка уперлась мне в горло и губами я достал ее писю, целуя ее. Не забывал о ручке, которую я раскачивал языком. Учительница застонала, поглаживая свою грудь через блузку. Минут через десять, она уже почти орала от оргазма. Она резко вытащила ручку, вытащив тем самым ее у меня изо рта. Тогда я наконец-то прижался всем лицом к вагине. В тряске из блаженного треугольника вытекла приятная, сладкая жидкость, которую я подержал во рту, чтобы распробовать и проглотил.
Успокаиваясь, она гладила меня по голове, как ребеночка. А я стал нежно полизывать языком уже все, что мне хотелось — всю кисочку королевы. Через какое–то время, неожиданно, но очень приятно для меня потекла еще одна жидкость, которая лилась сильнее и больше прежней. Сильная, теплая и вкусная струя наполняла мой рот, что я еле успевал заглатывать. Закончив, она встала и помогла встать мне.
— Хорошо, заслужил.
— Можно я и дальше буду продолжать так учиться? — Встав, умоляюще спросил я.
— Если хочешь, то конечно.
Стоя, она поставила в дневник и в учебник мне «пять». Я наклонился еще раз, что бы в напоследок помочь ей обуться. Нежно и медленно взял ее ножку и положил ее в туфельку, застегнув и еще раз смотрел, как уходить самые дорогие для меня ножки. Она была уже у двери, когда остановилась и, не оборачиваясь, задрала юбку, выставляя большие, красивые бедра.
— Поцелуй меня тогда на прощанье. — кокетливо сказала учительница.
Я подбежал к ней и стал целовать упругую, пружинистую попку. Проводя губами и мокрым языком из стороны в сторону и зарываясь глубоко внутрь ее. Затем она напрягла ягодицы и направилась от меня, попрощалась и вышла, а я так и остался в квартире весь голый.
Это был один случай. Да и вообще выдуманный, но приятный. С тех пор она уже не заставляла так заслуживать «пятерки». И это было жутко обидно. Но все же, чтобы не подставлять учительницу и тем самым отблагодарить ее, я стал учить английский с тройной силой и выиграл кучу школьных олимпиад.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *