Страшные истории лифт

ЛИФТ страшная история

Петр Васильевич нажал на кнопку. Лифт дернулся, зачавкал и медленно поплыл вниз. Петр Васильевич сделал неловкий шаг назад и, чертыхнувшись, обо что-то споткнулся. Что-то громыхнуло, покатилось по неметеному полу подъезда, обернулся – оказалось выстланное газеткой ведро. Странно, подумал Петр Васильевич. Ходил кто-то мусор выносить – отчего же ведро тут оставил? Кабина приближалась – Петр Васильевич видел, как опускается темный прямоугольник, и под ним свисает гибкий трос, похожий на шланг душа. О душе Петр Васильевич подумал с тоской – горячей воды не было уже вторую неделю, и он, вместо того, чтобы нежиться под теплыми струями, был вынужден стыдливо окунать мочалку в согретую на плитке желтую двухлитровую кастрюлю.
Лифт прибыл, двери его со скрипом разошлись в стороны. Петр Васильевич вошел, нажал на кнопку нужного этажа, и конструкция с тем же чавкающим звуком тронулась с места. Однако движение продолжалось недолго: где-то на уровне третьего с половиной этажа кабина дернулась последний раз, как в конвульсии, и замерла. Шланг, спружинив, покачался и затих. Петр Васильевич не поверил своим ушам. И мыслям своим нехорошим тоже в первый момент не поверил, да пришлось: прямоугольный ящик прочно висел между этажами.
Запаниковав было, Петр Васильевич быстро заставил себя успокоиться. Ничего страшного с ним случиться не может: в авоське – свежая газета, батон, литр кефира и полкило моркови, даже если придется просидеть тут несколько часов, с голоду он не умрет, устанет – присядет на пол, а нужду справить… тоже, в общем, не проблема… Но это – в худшем случае. Петр Васильевич прислушался – в подъезде было тихо. Где-то в пустой квартире звонил телефон, других звуков не доносилось. Помощи ждать было неоткуда. Петр Васильевич начал внимательно обследовать тесное помещение. Осмотрел стены с какими-то коричневыми потеками, задрал голову и уставился на сероватый пластиковый потолок, усеянный небольшими круглыми дырками. В каком-то фильме он видел… Ах, да, «Молчание ягнят»! Там герой, убегая от полицейских, спрятался на такой вот крыше лифта… Или труп там спрятал? Точно, когда лифт открылся, сверху еще капельки крови стали капать… Петр Васильевич поежился. К чему только вспомнил?.. На мгновение ему даже показалось, что из круглых дырочек выступили красные капли. Крутанул головой. Показалось… Приподнявшись на цыпочки и брезгливо сморщив нос, Петр Васильевич дотянулся до потолка и попытался ладонями приподнять пластик – не вышло. Можно попробовать отжать двери, подумал он. В метро, если кто не успел вскочить в вагон, отжимает двери и заходит, он сколько раз видел… Петр Васильевич стал просовывать пальцы в узкую щель, кое-как просунул, напрягся изо всех сил и попытался развести в стороны створки, окантованные плотной резиной. Не тут-то было: взмокшие пальцы соскользнули, ногти противно царапнули – на черной резине остались светлые следы, а створки не разошлись даже на сантиметр. Надо что-то покрепче, решил Петр Васильевич. Но ничего покрепче у него не было. Впрочем… Похлопав себя по бокам, он извлек из внутреннего кармана пиджака пенсионное удостоверение в твердой обложке и пропихнул книжечку между створками. С усилием повернул – двери нехотя раздвинулись и в ту же секунду снова сомкнулись, маленькая книжечка шлепнулась на грязный пол.
Петр Васильевич затосковал. Достал немытую морковку и хотел было откусить, как… Ну конечно! Какой же он идиот! Ведь есть же кнопка вызова диспетчера! Почему он раньше об этом не подумал?! Петр Васильевич глазами нашел на щитке нужную кнопку – вот она, самая нижняя. Помедлил пару секунд и ткнул пальцем в слово «Вызов». И кнопка немедленно откликнулась – ленивым женским голосом: «Слушаю вас…» Не веря своей удаче, Петр Васильевич изложил кнопке свою историю – «Ждите, через двадцать минут будет мастер», ответила кнопка.
Двадцать минут – это не срок, если спасение близко. Петр Васильевич вдруг почувствовал, как он устал. Вытянул из сумки газету, расстелил на полу и аккуратно присел. Весело захрустел морковкой. Подумал – ну вот, теперь можно и расслабиться. Но вместо этого почему-то в голове Петра Васильевича понеслись картины его прошлой жизни. Он и не собирался ничего такого вспоминать, а вот пришлось, как кино смотрел: детство, давно умершая мать, институт, работа…
Петр Васильевич не знал, сколько прошло времени – может, двадцать минут, а может, и меньше, — и очнулся, когда лифт сдвинулся с места. Проехал пол-этажа и остановился снова, но на этот раз остановился правильно, на площадке, где квартиры. Однако двери не открылись. Петр Васильевич снова забеспокоился, но тут раздались шаги, и мужской голос произнес: «Не волнуйтесь, сейчас я его…» Послышалась какая-то возня, и дверцы поехали в стороны. Вздох облегчения вырвался из груди Петра Васильевича. Ему не терпелось вырваться из опостылевшего пространства – только сейчас он понял, в какой тесноте находился все это время. Но мастер – он оказался невысоким, чуть полноватым мужичкой в синем комбинезоне и бейсболке – забормотал непонятное: «Не выходите пока, мне тут контакт проверить надо…» Ступил вперед, очутился в кабине, рядом с Петром Васильевичем, и улыбнулся – блеснули белые зубы, и Петр Васильевич близко-близко от своего лица увидел его острые клыки…
Соседи были на работе, и до самого вечера лифтом никто не пользовался. Часов в пять в подъезд вошел жилец квартиры номер двадцать. Потыкал кнопку, подождал немного – ничего. «Опять лифт застрял, вот бездельники! – возмутился жилец. – И пенсионное кто-то посеял, вот растяпы…» Он тихо выматерился и хотел уже было топать по лестнице, но тут наверху что-то чавкнуло и задвигалось. «Вот и слава Богу», — подумал жилец.

Страшная история про лифт

Вы часто боялись застрять в лифте. Эта страшная история об одном человеке, которому надо было выбраться из лифта любой ценой. Получилось ли у него это?

– Все, чувак, спасибо, счастливо! – Кирилл сунул таксисту двести рублей и побрел к подъезду неумышленным пьяным зигзагом.

Корпоратив удался: выпивки много, танцы до упаду; вместе с Днем банковского служащего отметили еще и новую должность

Кирилла – из простого экономиста прямиком в начальники отдела кадров. И это, заметьте, при двухлетнем стаже работы в банке!
Заместитель генерального сказал, что видит в нем перспективного управленца. Кирилл засмеялся, когда представил седого Валентина Игоревича, говорившего: «Ты хороший работник, Кирилл. Трудолюбивый, спокойный, рассудительный. И твое знание людей! У тебя большое будущее. Начальник отдела кадров в 27 лет – это немало. Главное, работай спокойно, как и работал. Тише едешь – дальше будешь». Вспомнив про «тише едешь», Кирилл понял, что завтра (уже сегодня!) вечером нужно встретить жену, и достал «Нокиа».

– Оля, Оля, Олечка… – пытаясь сфокусировать взгляд, он тыкал пальцем в экран, пока не попал в нужное слово «Ольга».

– Видели ночь, гуляли всю ночь до утра… Е-и-е-и-е-и-е… – хрипел он, ожидая телефонные гудки.

«Набранный вами абонент находится вне зоны действия сети», – ответил бесцветный женский голос в трубке.

– Недоступна… Ну и на фиг, – Кирилл достал таблетку и со второй попытки попал в домофон.

Зайдя в пустой и тихий подъезд, Кирилл решил разрядить обстановку и громко заорал: «Видели ночь, гуляли всю ночь до утра-а-а-а-а!»

Тишина незаселенного подъезда отозвалась гулким эхом: «А-а-а-а!..»

Кирилл весело рассмеялся. Ипотека, в которой они с Ольгой были уже четвертый год, практически выплачена. Столько накоплений, кредит – и вот! Как только достроился дом, они первыми заселились в него – прочь из студенческого общежития! Двухкомнатная квартира на восьмом этаже, со всеми удобствами: своя кухня, ванная и, о Боже, ТУАЛЕТ! То, о чем они так долго мечтали, когда на пятом курсе университета решили пожениться. Работа, потом дом, и, наконец, дети. Простые желания простых людей. Кирилл мечтательно улыбнулся. Сначала один, мальчишка. Затем девочка. Красивая, как его Оля.

Кирилл притопнул ногой: «Ездят такси, но нам нечем платить!»

Пошатываясь в попытке потанцевать, он побрел к лифту.

– И нам незачем ехать – мы гуляем одни!

Посмотрел на телефон – 3.30 утра 23 июля 2012.

Глаза закрывались. Кирилл наощупь нашел кнопку вызова лифта.

– На нашем кассетнике кончилась пленка. Мотай!

Двери лифта открылись. Кирилл зашел в лифт, нажал первую попавшуюся под руку кнопку, и повалился в глубокий сон.
Он проснулся от того, что хотелось в туалет. Ну прям очень сильно. Если не опорожнить мочевой прямо сейчас, то есть огромный риск напрудить в штаны, как младенец. Что для молодого перспективного начальника отдела кадров банка весьма неприятно.

Кирилл открыл глаза. Темнота. Закрыл. Еще раз открыл. Темно, словно и не открывал.

– Что за фигня? – голова, наполовину пьяная, наполовину трезвая, жутко трещала.

Каждая мышца тела чертовски болела – незачем долго лежать в темноте в неудобной позе. Кирилл нашарил в кармане телефон. На экране горел мигающий значок заряда батареи.

Время 2.45.
23 июля 2012.

«Черт, видимо, я слишком много выпил», – пронеслось в голове. Посмотрел вызовы – один исходящий к Оле. В 3.21 утра 23 июля этого года. «Телефон заглючил, надо будет новый взять…Теперь где я?»

Последнее воспоминание было о том, что Кирилл вошел в лифт и отрубился. Расставив руки в стороны, он понял, что до сих пор находится в гребаном черном ящике лифта. Поднявшись, он решил нажать вызов служебной бригады, но сперва необходимо было отлить. Совесть и стыд говорили ему, что негоже было так напиваться, и мочиться в лифте тем более. Начальник отдела кадров! Это надо же! В первые дни новой должности обоссать лифт. Кроме него в этом подъезде никто не живет, а если завтра заселятся? А если узнают и пожалуются на него? А сотрудники ЖКХ позвонят на работу?

Пьяный разум подкидывал все более невероятные варианты развития событий, которые после выпитой накануне водки становились не просто реальными, но и абсолютно неизбежными. Взвесив все «за» и «против», Кирилл поддался природным инстинктам и аккуратно нассал на противоположную стенку, целясь на уровень ниже колена. В кромешной тьме он начал искать панель с кнопками. Обшарил свою стену, смежные, обоссанную противоположную, но панели не нашел. Как и сходящихся дверей лифта. Все стены были гладкими на ощупь, ни единой впадинки, трещинки или выступа. Подпрыгнув, Кирилл не достал до потолка. Тут ему стало, мягко говоря, не по себе.

– Э-э-э-эй! Ау! – начал кричать он. Слабое эхо отражалось от стен и уходило в потолок.

«Телефон!» – подсказал внутренний голос. Кирилл судорожно схватил трубку и начал набирать номер своего друга Вадима.
«Вы находитесь вне…» – начал говорить голос, внезапно прервавшийся шипением пустой радиоволны. Кирилл посмотрел на экран телефона, который слабо показал 1.45 23 июля 2012 года, в последний раз моргнул и погас. С яростью Кирилл швырнул телефон об пол.

Следующие, как ему показалось, полчаса он то молотил руками и ногами по стенам, то упирался в одну спиной, толкая ногами противоположную. Ему ответили одиночным стуком снаружи. Кирилл счастливо закричал: «Я здесь! Я застрял!» Стук раздался два раза подряд. Потом три. А потом будто сотни маленьких ножек забегали по всем стенам одновременно. Кирилл притаился – ни жив ни мертв. Стуки стихали по направлению к воображаемому и недосягаемому потолку.

Кирилл сел в угол, судя по запаху, в котором и скопилась его недавняя моча. Попытался найти и собрать телефон. Звуки снаружи то приближались, то удалялись. Кирилл тихо сидел. Потом топот сотни ножек разнесся эхом по лифту. Изнутри. Приближался. Кирилл закричал.

– Ваша квартира находится на девятом этаже – это просто замечательно! Оттуда прекрасный вид на город! – щебетала Татьяна, агент по продаже недвижимости, обращаясь к пожилому мужчине с недовольным видом.

– Папа, это же высоко подниматься, – пропищала девочка. – Мы поедем на лифте?

– Конечно, дорогая, сейчас я его вызову, – ослепительно улыбнулась Татьяна и, как в рекламе, нажала на кнопку лифта.

Должного эффекта не последовало. Двери оставались закрытыми. Более того, шума приближающегося лифта не было слышно. Чувствуя, как лицо заливается краской, Татьяна смущенно произнесла:

– Возможно, лифт еще не подключили, здесь всего одни жильцы – молодая семейная пара.
Мужчина насупился еще больше.

– Ну пойдемте, – бросил он.

– Папа, а ты меня понесешь? – радостно воскликнула девочка.

– А может, ты пойдешь в машину?

– Нет, я хочу с тобой, – капризно скривила носик девчонка.

Они молча поднимались по лестнице, когда где-то на пятом этаже услышали звук открывающейся и закрывающейся двери лифта.

– Ну вот и лифт нашли! – нарочито весело рассмеялась Татьяна, но вышло крайне неубедительно. – Пойдемте посмотрим, что там такое.

Поднявшись на восьмой этаж, Татьяна первой подошла к лифту. Не предвещая ничего хорошего, двери лифта открывались, стукались о странную, коротко стриженную человеческую голову и закрывались. Прежде чем упасть в обморок, Татьяна услышала крик дочери клиента и заметила, в чем странность головы – у нее были вырваны глаза.

Автор публикации

не в сети 6 лет

Было уже около десяти вечера, горячую и холодную воду в нашем доме отключили. Я сидел, смотрел телевизор и мне очень захотелось пить. Я пошёл на кухню, открыл холодильник, надеясь найти там бутылку с холодной водой. Но её там не оказалось. Тогда я решил сходить до ночного магазина, купить бутылку воды и вернуться домой. Я надел кофту и даже не взял с собой мобильника, думал — по быстрому… Когда я вышел на лестничную клетку, я очень удивился. Возле нашего старого лифта стоял новый, красивый лифт, так и манил к себе. Но несмотря на это я решил воспользоваться кнопкой вызова старого лифта. Я стоял и ждал, а лифт всё не приезжал. Сломался? Ладно, придётся ехать на новом. Я нажал на кнопку вызова старого лифта и он мгновенно открылся, как будто ждал меня. Несмотря на то, что снаружи он был новый, внутри он был весь покоцанный, старый, на его стенах были жуткие и огромные следы от царапин. Преодолев свой страх я зашёл в него и нажал на кнопку первого этажа. И лифт поехал… Что-то здесь не то… что-то… мне как-то не по себе…чёрт…Чёрт! Я чуть не заорал, когда понял, в чём дело. Лифт едет слишком медленно, уже минут пятнадцать и не думает останавливаться. Я подошёл к дверям лифта, зная, что это бесполезно, я стал лапать по нему руками. Это ничего не изменило. Лифт ехал вниз… Точнее — падал вниз… Но вот лифт остановился. В нём погас свет. Я начал слышать, как кто-то царапает дно лифта. Потом дверь. Тут лифт осветился небольшим светом, но от этого легче не становилось. На секунду двери лифта приоткрылись и я увидел это существо. Оно было чёрное, с рогами, как мне показалось, и без глаз… Точнее, вместо них были впадины. Они были чернее тьмы. Тут двери лифта открылись. Я был на первом этаже. Посмотрел на часы, которые висели в подъезде — пол двенадцатого. Я пробыл в лифте два с половиной часа. Обернулся, чтобы ещё раз посмотреть на лифт, но его уже не было. На утро я рассказал всё это своему другу, а он поведал мне следущую историю. Да, на том месте раньше действительно был лифт. Но начиная с позапрошлого года, жильцы дома начали слышать какие-то звуки из лифта. Как будто, кто-то царапает что-то своими когтями. Мерзко и громко. Несколько людей решили спуститься в шахту лифта и не вернулись. На этом звуки не прекращались. Жители каждую ночь слышали их. Собрались ещё люди, чтобы проверить. Но из них тоже никто не вернулся. Остался только один выживший, который бредил что-то про существо без глаз, которое разодрало его товарищей. Естественно, ему никто не поверил и его положили в психушку. Проверять больше никто не пошёл. Примерно через два месяца в лифте начали начали пропадать люди. Оставались конечно выжившие, но они все бредили что-то про существо без глаз. Причём сам лифт никто не убирал, а только задолбили досками и закрасили. Меня всегда удивляла та пустая стена, которая была рядом с лифтом. Теперь я знаю, что она хранила. Жители перестали слышать странные звуки. Но каждый год, ровно в десять часов вечера лифт появлялся на своём старом месте, причём другой лифт становился не рабочим. А те, кто осмеливались идти пешком — того убьёт это… безглазое чудовище…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *