Разбить семью

Как разрушить чужую семью строго по закону

Мужчины с личными проблемами обращаются в редакцию женской газеты нечасто. Разве уж когда доведены до отчаяния и не знают, где еще можно искать поддержки и помощи.
«Я тридцать лет в браке, и, честно признаюсь, счастливом. С Аллой мы вырастили двоих детей, уже и внучка есть, — от неловкости Константин Павлович мнет в руках меховую шапку. — Где б я был, если б не жена… Но пятнадцать лет назад понять это ума не хватило, молодой был. И вроде рановато было для беса в ребро, но у меня появилась другая женщина. Причем даже тогда и даже себе не мог объяснить — зачем».
Мария была замужем, воспитывала сына, поэтому роман с ней отчасти казался безопасным. Встречались целый год, а потом она забеременела. И сразу заявила: «Рожу», хотя Константин Павлович и уговаривал не рушить семью, подумать о сыне. Но Мария твердо стояла на своем, поставила мужа перед фактом, что хочет развода и ждет ребенка от любовника, а Константину, как мужчине с определенными принципами, пришлось признать свое отцовство.
Казалось бы, дальше ситуация должна была развиваться спокойно, в рамках закона, однако все происходило так, что жена Константина Павловича до сих пор вспоминает события прошлого с содроганием.
«Эта женщина решила «выйти из тени». Наплевала на собственного мужа, который приходил ко мне, совершенно убитый и растерянный, просил помочь спасти семью ради ребенка, — рассказывает Алла. — Потом активизировалась сама мадам. Заявлялась к нам домой, ломилась в двери, орала на весь подъезд: «Я выйду замуж за твоего мужа!» Однажды мне пришлось просто спустить ее с лестницы. Тогда Мария начала вылавливать на улице наших детей-школьников и просвещать: «Скоро ваш папка уйдет от вас и женится на мне».
Константин Павлович признается, что к моменту появления сына на свет отношений между ним и Марией уже не было, они исчерпались. Зато было огромное чувство вины перед своей женой и мужем любовницы, который умер спустя год после развода.
«Сына я не оставил. До ясель Алеша жил у бабушки, где я его регулярно навещал, брал на прогулки, в парк. Жена встречам не препятствовала, говорила: «Раз уж так вышло, не будь подлецом». Даже предлагала забрать мальчика в нашу семью и воспитать, но Мария категорически отказалась, и любой суд был бы на ее стороне, — продолжает Константин Павлович. — Семь лет прошло относительно мирно, я приносил деньги на содержание Алеши бабушке, без просьб и бумажек, с расчетом, чтобы Марии хватало и на первого ребенка, росшего без отца».
Гром грянул в 2007 году, когда дети Константина Павловича окончили институт и разъехались. Мария к тому времени уже вышла замуж во второй раз за состоятельного человека, вновь стала матерью и… подала на алименты. Предварительно позвонила Алле, прошипев в трубку: «Теперь попляшете».
«Я тогда еще занимался предпринимательством. В июле 2007 года мне присудили алименты в размере 1/4 от всех видов заработка, я был не против, продолжал платить, но в марте 2009 года Мария опять пошла в суд и потребовала, чтобы алименты изменили на твердую денежную сумму. Она составила 54 минимальных размера оплаты труда или, на тот момент, 5400 рублей. Естественно, с последующей индексацией».
Нужную сумму Константин Павлович исправно переводил на расчетный счет бывшей любовницы либо передавал через судебных приставов, не просрочил ни разу. Только вот видеть Алешу ему уже никто не позволял — каждая попытка встретиться оборачивалась для отца и сына грандиозной нервотрепкой, причем страдал в первую очередь ребенок. А в январе 2012 года пришло новое постановление — из-за путаницы с индексацией Константину Павловичу насчитали задолженность в 224 тысячи рублей.
«По идее, если алименты начислены в твердой денежной единице, то они должны ежеквартально индексироваться пропорционально прожиточному минимуму в данном регионе в группе «дети», согласно постановлению губернатора. А МРОТ с 2001 года для алиментов по-прежнему составляет 100 рублей. Объяснить все это сложно, но из-за неразберихи в цифрах я очутился в долговой яме. 85000 рублей непонятной задолженности я, поднапрягшись, выплатил уже через три месяца, но долг успел подрасти еще, на сегодняшний день он составляет 184 тысячи рублей, — объясняет Константин Павлович и усмехается горько: — Аппетит приходит во время еды. В марте 2013 года мне присудили выплачивать алименты в размере 13000 рублей в месяц, несмотря на зарплату в 16000 рублей и отсутствие других источников дохода. «Или договаривайтесь, или иди таксуй», — посоветовал судья».
Он бы и рад, да здоровье не позволяет. Из-за серьезной болезни Константин Павлович был вынужден закрыть собственное дело и устроиться на другую работу, а брать приработок просто не хватило сил. У него целый «букет» диагнозов — вирусный гепатит с переходом в цирроз печени, гипертония, спинномозговая грыжа, однако на лечение и лекарства денег нет.
«Я буду пожизненно должен. Я готов платить алименты и не отказывался никогда, но меня загнали в угол, — разводит руками мужчина — Мария уже трижды писала заявления в прокуратуру, чтобы за каждый день просрочки я платил ей по 0,5% от суммы долга дополнительно, а это еще 30000 ежемесячно. Стыдно признаться, меня практически содержит 79-летняя мама, с которой я живу.
Но Марии все мало, она регулярно бегает ко мне на предприятие, устраивает скандалы с требованиями уволить меня, обошла все начальство, — продолжает Константин Павлович. — Как-то в очередной раз я попал в больницу. Лежу под капельницей, открываю глаза — она (Мария работает врачом). Наклонилась надо мной и кричит: «Деньги отдай! Скоро тебе эта сумма копеечной покажется». Мы прошли семь(!) судебных заседаний, и я устал. После того как Мария начала заявлять, будто я угрожаю ее жизни и жизни сына, 30 декабря 2013 года обратился в городскую прокуратуру с просьбой оградить меня от подобных заявлений».
Жена Алла, устав жалеть и терпеть, подала на развод. «Вечные скандалы — мадам ведь продолжает поносить меня и в глаза, и за глаза, долги, суды, объяснения… — слова даются Алле с большим трудом. — Семья оказалась совершенно незащищена перед любовницей — она, разрушившая свой брак собственноручно, разбила и наш, но при этом считается жертвой, и судебная власть на ее стороне».
С одной стороны, действия Марии вроде как оправданны: она отстаивает интересы своего ребенка. Но с другой — неужели для счастья и жизненного комфорта сына так необходимо растоптать его отца? И не только его, ведь в историю ее войны оказалась втянутой вся семья Константина Павловича. И ответственность за его проступок несут его жена, дети, престарелая мать… Алеше уже 13 лет, такой сложный возраст. Отца он не видит совсем. Возможно, и не увидит, если только случайно. Константин Павлович, доведенный до отчаяния, решил сделать экспертизу по установлению отцовства, в конце концов, помимо него у Марии был еще и законный супруг.
«Она сама довела меня до такого шага. Я мог бы уволиться и платить ей по 500 рублей или устроиться на «серую» зарплату. Это уже паранойя — Мария угрожает, что подаст во Всесоюзный розыск. Зачем?! Вот он я, живу и работаю в родном городе. Я готов платить алименты на сына, но не понимаю, почему приставы отказываются пересчитать сумму правильно, я же никому ничего не должен! Требует, чтобы у меня конфисковали имущество, указывая в своем заявлении: «Конфискацию прошу проводить в моем личном присутствии». Мария не скрывает, что с ее стороны это месть, холодная и продуманная. Она откровенно сказала: «Я поставлю тебя на колени». Но если кто-то и достоин того, чтобы я на них встал, так это только моя жена».
Светлана КОБЫШ.
(Имена героев публикации изменены.)
КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА
Наталья Абель, юрист:
— Во-первых, по закону максимальный общий размер удержаний, если за человеком образовалась задолженность по алиментам, по всем основаниям не должен превышать 70% доходов. Значит, Константин Павлович с его заработной платой должен платить ежемесячно 11200 рублей, но не 13000 рублей. Также считаю целесообразным обратиться в суд с требованием об изменении размера алиментов с 54 МРОТ на 1/4 от всех видов дохода, поскольку он больше не занимается предпринимательством и имеет стабильный заработок.
Во-вторых, не совсем понятно, какими нормами руководствовался судебный пристав-исполнитель при расчете суммы задолженности по алиментам и какие коэффициенты применял для индексации. Судя по всему, пристав не производил ежеквартальную индексацию (размер прожиточного минимума меняется ежеквартально, в соответствии со ст. 117 СК РФ — пропорционально росту величины прожиточного минимума для соответствующей социально-демографической группы населения), а вспомнил про нее по прошествии нескольких лет. Хотя, исходя из п. 1 ст. 102 ФЗ «Об исполнительном производстве в РФ», при повышении прожиточного минимума для определенной социально-демографической группы населения, установленной в данном субъекте РФ, судебный пристав-исполнитель был обязан вынести соответствующее постановление и оповестить об этом лицо, выплачивающее алименты. Чего в данном случае сделано не было.
В соответствии со ст.4 ГК РФ акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Кроме того, законодательство об исполнительном производстве не предусматривает возможности проведения индексации размера алиментов «задним числом» и не предоставляет соответствующего полномочия должностному лицу Службы судебных приставов по начислению заявителю задолженности за прошедшие периоды с учетом индексации. Задолженность может быть исчислена, если родитель не исполнял алиментные обязанности и задолжал, а индексация проведена с текущего платежного периода, что не относится к Константину Павловичу, который добросовестно оплачивал алименты.
Я считаю, что этот случай заслуживает внимания прокуратуры.

Разбитое зеркало

  Россия,

2020

14 мая 2020

«Разбитое зеркало»: как весточка из прошлого может перевернуть всю жизнь

С 18 мая в 21:20 на телеканале «Россия» стартует остросюжетная мелодрама «Разбитое зеркало». Это история внешне благополучной семьи, в которой каждый скрывает свою зловещую тайну. Но, как это часто бывает в жизни, рано или поздно наступает время платить по счетам…

В лесу находят тело пропавшей много лет назад почтальонши. В ее сумке сохранилось несколько писем, и их отправляют адресатам. Так главная героиня Даша (Екатерина Гусева) получает весточку из прошлого от своего жениха Олега. Это письмо переворачивает всю ее жизнь. Даша узнает, что ее любимый, которого считали погибшим, на самом деле жив. Если бы она получила это письмо вовремя, то не вышла бы замуж за нелюбимого Мирона (Александр Лазарев), да и вся ее жизнь сложилась бы иначе… Даша решает выяснить, что же на самом деле произошло 20 лет назад и начинает свое расследование.

Распутывая старые тайны, она узнает, что все ее окружение – муж, лучшая подруга Елена (Екатерина Волкова) и даже родной брат Виктор (Станислав Дужников) – совсем не те, кем она их считала. Оказывается, все эти годы ее брак с Мироном держится на обмане, а в основе успешного семейного бизнеса лежит преступление. Даша разыскивает Олега в надежде, что судьбу можно повернуть вспять. Но вскоре на ее пути появляется загадочный незнакомец Павел (Алексей Макаров), который приезжает в город, чтобы отомстить своим врагам из прошлого…

Исполнительница роли Даши актриса Екатерина Гусева рассказала: «Моя героиня всегда была ведома и находилась за мужским плечом как настоящая замужняя женщина. Но обстоятельства сложились таким образом, что ей в короткие сроки пришлось взять все в свои руки: стать сильной, умной и самостоятельной. Мне нравится, как держится интрига в сериале. Уверена, зритель будет вовлечен в историю, захочет думать, строить предположения и догадки, предвкушая развитие событий».

Остроты сериалу придает захватывающая детективная линия. Чтобы раскрыть собственную семейную тайну, Даше приходится все глубже погружаться в расследование преступлений, охвативших, кажется, весь город. Интригующий сюжет «Разбитого зеркала» потребовал изобретательности и на съемочной площадке. Для съемок технически сложной сцены в бассейне Екатерина Волкова отказалась от дублера, и ей пришлось несколько раз прыгать в воду, чтобы добиться идеального кадра. Актриса рассказала: «Елена хочет покончить жить самоубийством. Она надела на себя красный пеньюар, хотела умереть красиво, но потом передумала. У меня была тренировка, когда я с мастером погружалась под воду, меня учили все это делать».

События в сериале «Разбитое зеркало» охватывают несколько десятилетий. Чтобы воссоздать атмосферу прошлого, потребовались не только декорации, реквизит и костюмы тех лет, но и специальный грим. Исполнителям главных ролей Александру Лазареву и Екатерине Волковой помоги их дети. Дочь Волковой Валерия исполнила роль Елены в молодости, а Мирона сыграл сын Александра Лазарева Сергей.

Премьера сериала «Разбитое зеркало» состоится 18 мая в 21:20 на телеканале «Россия».

Я разбила семью, увела чужого мужа, оставила сына без отца. Расплата пришла нежданно

Всё началось 40 лет назад. Я была замужем, нашему сыну исполнилось три года. А в соседний подъезд нашего нового дома въехала молодая женщина, Нина, с маленькой дочкой, старенькой матерью и красавцем мужем. Мы стали дружить семьями. Нина была моей лучшей подругой, а её муж – лучшим другом моего мужа. Мой Саня, спокойный и порядочный, был самым нежным мужем и любящим отцом.

А вот муж Нины ловелас еще тот! Я не знаю, как так получилось, что между нами завязался бурный роман. Видно и я тогда была беспринципная и наглая тварь, которая думала, что ей всё сойдет с рук. Меня обуяла такая страсть, такой пожар, что я забыла страх, стыд, совесть и превратилась в жадную самку. По-моему я даже не думала, куда это всё может завести.

Я не хотела от этого мужчины детей, не видела себя его женой, я тупо хотела с ним быть, днём и ночью. Я встречала его с работы, гуляла с ним по ночам перед его же окнами и целовала долгими поцелуями. Мой муж долго не знал, что он рогоносец. Нина тоже до поры до времени ни о чем не подозревала, пока я не постаралась. Сейчас я понимаю, как ей было страшно и больно. У нее слегла мать, дочка постоянно болела. Как сейчас помню: лето, мы целуемся под открытым окном, а она с орущим ребенком на руках смотрит на нас и плачет.

Конец всему положил мой муж. Я сама ему рассказала. Он побелел, сжал кулаки и вышел вон. Я бросилась за ним. Он пришел в дом Нины и ударил ее мужа кулаком в лицо так, что тот перекувырнулся через диван. Потом собрал чемодан и больше я его не видела. Он уехал на север. Потом только просил отдать ему сына, но мне хотелось сделать ему больно, но я даже видеться им не дала. Нина с мужем тоже развелись. На мне он так и не женился, таскался по бабам, в итоге спился и умер в одиночестве, не дотянув до пенсии. Нина была единственной, кто навещал его и помогал. Она его очень любила, хоть и не смогла простить. Спустя некоторое время после того ужаса, она вышла замуж и родила еще одну дочь. У неё все хорошо. А вот у меня…

Я тоже выходила замуж, но мои мужья долго не жили – умирали по каким-то причинам: попадали в аварию, разрабатывали инфаркты. Мой сын учился в музыкальной школе и прекрасно играл на фортепьяно. Учителя прочили ему большое будущее. Пришло время идти в армию. Я очень боялась дедовщины и искала любой способ уберечь сына. Нашла блат, положили его в психбольницу на месяц. Обещали желтый билет. Сын получил справку, но вышел оттуда инвалидом. Видимо его творческой голове и тонкой психике мало было надо, чтоб оказаться за чертой необратимости. Да, у него бывает ремиссия, но сейчас всё реже и короче светлые промежутки, он почти всё время в больнице. А меня за глаза во дворе звали черной вдовой…

С тех пор прошло 40 лет. Мы с Ниной уже старые. Живем всё в тем же доме, в соседних подъездах. Последние лет 20 у меня все тоже хорошо – мой муж моложе меня на 10 лет и оставлять меня пока не собирается. Я знаю, что я заплатила за всё и осталось только попросить прощения. Но я не могу. С тех пор мы ни разу не разговаривали. Я сделаю это здесь и сейчас: «Нина, прости меня, если сможешь!»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *