Почему я не люблю маму?

Я не люблю свою мать

Я не люблю свою мать. С этих слов когда-то я начала свой дневник. Ими же и закончила.Не потому что мне нечего было написать больше. Нет. Просто я начала тщательно обдумывать почему я ее не люблю. Возможно за то, что она меня тоже не любит. Все в один голос говорят: ты что? Как можно не любить свою маму? Она же тебя родила, она тебя растила, она тебя воспитывала. Но, простите, воспитание и любовь женщины к ребенку не одно и то же. Или я не права?
Все детство упрекать ребенка в том, что он мешает ей жить, в том, что эти чертовы игрушки разбросаны по всему полу, а потом орать как резаная свинья на дочь так, что она в истерике не знает куда себя деть. Дочь никогда не знала ласки женщины, которая ее родила, и при каждой оплошности ей приходит лишь одна мысль : «Мать мне голову оторвет». Да ладно, если она просто орет. Дочь, каждый раз, как мать поссорится с отцом, выплескивает весь свой гнев на маленького ребенка, избивает так, что ребенок от слез начинает задыхаться, а позже это перерастает в нервные припадки и скрючивание конечностей.Разве за это ребенок должен любить свою мать? Или за то, что каждый раз, когда дочь не права, мать ей высказывать, что она позорит ее перед соседями, ничего не добилась в жизни, хотя дочь той же самой соседки умница и красавица. Да и кстати, всегда мать должна сказать дочери, что она шалава, тупая уродина, скажем для поднятия настроения.Хм…и дайте подумать, почему эта самая тупая уродина закончила школу с медалью, один институт и получает второе высшее образование? Наверно потому, что она обязана своей матери за то, что та ее кормила, каждый день напоминая как все дорого в жизни, что она ни копейки не заплатила за сое проживание в доме. Не заплатила за то, что ее растили, обували, одевали. Не кажется ли вам, что это обязанность родителей? Или ребенок должен любить за обязанность родителей заботиться о нем? Уважать и сказать спасибо — да. Но любить за это нет. Мы же не любим каждого мужчину, который нам дарит подарки и заботится о нас.Если нас в чем-то не устраивает мужчина — мы с ним расстаемся. А вот с матерью так нельзя. Ребенок ей обязан жизнью. Да. Я за это любить не могу. И хоть убейте меня.
Меня не научили любить. Я это прекрасно понимаю. Но так уж меня воспитали и уже не переделаешь. Я умею только брать и требовать. А отдавать любовь взамен, увы, нет. И это моя боль по жизни. В каждом своем мужчине я ищу любовь и заботу ту, которой мне не хватало в детстве. Я ищу заботливого человека, способного меня укрыть от бед, даст ласку и нежность. И каждый раз окунаясь с головой в новые отношения, я пытаюсь торопить время, чтобы взять этой самой любви, пусть и ложной, по — максимуму. Да. это моя проблема. но я в этом не виновата.

LiveInternetLiveInternet



Основные идеи
* Нам невыносима сама мысль о том, что мать может нас не любить и что ее саму любить невозможно.

* И все же «нелюбящие» и даже внутренне «разрушающие» нас матери существуют.
* Разорвать даже такую связь невероятно тяжело, но можно попытаться себя защитить, установив дистанцию в отношениях.
Как бы мы на нее ни сердились, в какой бы ни были обиде, мы не в силах сказать: «Я ее не люблю». Мать, мама – это неприкосновенно, этого трогать нельзя. Попробуем расшифровать, пожалуй, самое неоднозначное из наших чувств.
«Я помню, мы с мамой ушли в мою бывшую комнату, где я жила еще подростком, – вспоминает 32-летняя Лера. – Она сидела на кровати, плакала и все не могла остановиться. Смерть ее матери, моей бабушки, казалось, просто раздавила ее – она была безутешна. А я не понимала, чего она так убивается: наша бабушка была настоящей ехидной. Отношения с которой, кстати, стоили ее дочери семи с лишним лет психотерапии. В итоге маме все удалось: наладить личную жизнь, создать счастливую семью и даже установить с бабушкой разумные отношения. По крайней мере, я так считала. Когда я спросила: «Почему ты плачешь?», она ответила: «Теперь у меня уже никогда не будет хорошей мамы». Так значит, несмотря ни на что она продолжала надеяться? При жизни бабушки мама говорила, что не любила ее, – что же, получается, она лгала?» Отношения с собственной матерью – при малейшем приближении к этой теме форумы Интернета начинает «штормить» . Почему? Что делает эту нашу внутреннюю связь такой уникальной, что ни при каких обстоятельствах ее по-настоящему невозможно разорвать? Значит ли это, что мы, дочери и сыновья, навеки обречены любить ту, которая однажды дала нам жизнь?
Социальное обязательство
«Я не люблю свою мать». Очень немногие способны выговорить такие слова. Это нестерпимо больно, и слишком силен внутренний запрет на подобные чувства. «У нас внешне все нормально, – делится 37-летняя Надежда. – Скажем так: я стараюсь общаться корректно, внутренне не реагировать, чересчур близко к сердцу ничего не принимать». 38-летний Артем, выбирая слова, признается, что поддерживает с матерью «хорошие» отношения, «хотя и не особенно близкие».
«В нашем общественном сознании один из самых распространенных мифов – о бесконечной, бескорыстной и светлой любви между матерью и ребенком, – поясняет психотерапевт Екатерина Михайлова.
– Между братьями и сестрами есть конкуренция; в любви мужчины и женщины присутствует нечто, что может ее омрачить. А привязанность матери и ребенка – единственное чувство, которое, как говорят, не меняется с годами. Не зря народная мудрость гласит: «Никто не будет любить тебя так, как мать». «Мать остается святыней, – соглашается социолог Кристин Кастелен-Менье (Christine Castelain-Meunier). – Сегодня, когда распадаются традиционные семейные ячейки, смещаются всевозможные – от родительских до сексуальных – роли, теряются привычные ориентиры, мы стараемся удержаться за что-то стабильное, что прошло испытание временем. А потому и традиционный образ матери становится незыблем как никогда». Одно лишь сомнение в его достоверности – уже невыносимо.
«Сама мысль «у меня плохая мать» способна разрушить человека, – говорит Екатерина Михайлова. – Не случайно в сказках злая ведьма – всегда мачеха. Это говорит не только о том, как трудно принять свои негативные чувства по отношению к собственной матери, но и о том, насколько такие чувства распространены».

«Теперь мне стало легче»
Многие из них впервые смогли произнести: «Мама меня не любила», написав сообщение на форум. Анонимность интернет-общения и поддержка других посетителей помогают эмоционально отстраниться от отношений, которые способны поглотить нашу жизнь. Несколько цитат.
Если она читала мне детскую книжку (что бывало редко), то имя плохого персонажа (Тани-ревушки, Маши-растеряши, Грязнули и т.д.) заменяла на мое, а для лучшего понимания тыкала в меня пальцем. Еще одно воспоминание: мы идем к соседской девочке на день рождения, у мамы две куклы. «Какая тебе больше нравится? Вот эта? Ну, значит, ее мы и подарим!» По ее словам, так она воспитывала во мне альтруизм». Фрекен Бок
Мама бесконечно рассказывала о своих злоключениях, и ее жизнь представлялась мне трагедией. Не знаю, то ли у нелюбящих мам какой-то специальный фильтр для отсева всего позитивного, то ли это такой способ манипулирования. Но исключительно негативно они видят и своего ребенка: его внешний вид, и характер, и намерения. И сам факт его существования». Alex
Мне стало легче, когда я смогла признать, что в детстве мама меня не любила. Я приняла это как факт своей биографии, я словно «разрешила» ей себя не любить. И «разрешила» себе не любить ее. И вот теперь я больше не чувствую себя виноватой». Ira
Недостаток любви моей матери сильно отравлял начало моего материнства. Я понимала, что должна быть нежной и ласковой с ребенком, и вымучивала эти чувства, одновременно страдая от того, что я «плохая мать». Но он тяготил меня – так же, как и я тяготила своих родителей. И вот однажды (надеюсь, что не поздно) я поняла, что любовь можно тренировать. Накачивать, как мышечную ткань. Ежедневно, ежечасно, по чуть-чуть. Не пробегать мимо, когда ребенок открыт и ждет поддержки, ласки или просто участия. Ловить эти моменты и усилием воли заставлять себя остановиться и дать ему то, в чем он так нуждается. Через «не хочу, не могу, устала». Одна маленькая победа, вторая, появляется привычка, потом – чувствуешь удовольствие и радость». Wow
Трудно поверить, что твоя мама действительно ТАК себя вела. Воспоминания кажутся настолько нереальными,что невозможно перестать думать об этом: неужели это было ИМЕННО ТАК на самом деле?» Nik
Лет с трех я знала, что мама устает от шума (который я создаю), потому что у нее повышенное давление, она не любит детских игр, не любит обниматься и говорить ласковые слова. Я принимала это спокойно: ну такой характер. Я любила ее такую, какой она была. Если она раздражалась на меня, то я про себя шептала магическую фразу: «Потому что у мамы гипертония». Мне даже как-то почетно казалось, что моя мама не такая, как все: у нее есть эта загадочная болезнь с красивым названием. Но когда я подросла, она объяснила мне, что болеет оттого, что я «плохая дочь». И это психологически просто убило меня». Мадам Колобок
Несколько лет вместе с психологом я училась чувствовать себя женщиной, выбирать одежду не из соображений «практично», «немарко» (как учила мама), а по принципу «мне это нравится». Я училась прислушиваться к себе, понимать свои желания, говорить о своих потребностях… Теперь я могу общаться с мамой, как с приятельницей, человеком другого круга, который не может меня задеть. Наверное, это можно назвать историей успеха. Единственное – я не очень-то хочу детей. Мама говорила: «Не рожай, не выходи замуж, это каторга». Я оказываюсь послушной дочерью. Хотя сейчас живу с молодым человеком – значит, оставила себе лазейку». Oxo

Отрывки сообщений с форумов: http://forum.psychologies.ru; http://forum.cofe.ru; http://forum.exler.ru Подготовила Сабина Сафарова.
Изначальное слияние
Наши отношения двойственны, противоречивы. «Та степень близости, которая изначально существует между матерью и ребенком, исключает существование комфортных отношений, – уточняет Екатерина Михайлова. – Сначала полное слияние: мы все появились на свет под биение сердца своей матери. Позже для младенца она становится идеальным всемогущим существом, способным удовлетворить все его потребности и нужды. Момент, когда ребенок отдает себе отчет в том, что мать несовершенна, становится для него шоком. И чем меньше она удовлетворяет истинные потребности ребенка, тем тяжелее удар: порой он может породить глубокую обиду, которая потом перерастет в ненависть».
Нам всем знакомы моменты горького детского гнева – когда мать не исполнила наших желаний, сильно разочаровала или обидела нас. Пожалуй, можно сказать, что они неизбежны. «Такие моменты враждебности – часть развития ребенка, – объясняет психоаналитик Ален Браконье (Alain Braconnier). – Если они единичны, то все идет нормально. Но если враждебные чувства мучают нас долгое время, это становится внутренней проблемой. Чаще такое происходит с детьми, чьи матери чересчур заняты собой, подвержены депрессиям, чрезмерно требовательны или, наоборот, всегда держатся отстраненно».
Мать и ребенок словно сливаются воедино, и сила эмоций в их отношениях прямо пропорциональна интенсивности этого слияния. Единственным детям или тем, кто вырос в неполной семье, еще труднее признаться себе в неприязненных чувствах к собственной матери. «Сколько себя помню, я всегда был главным смыслом ее жизни, – говорит 33-летний Роман. – Это, наверное, большое счастье, которое не каждому дается, – но и нелегкое бремя тоже. Мне, например, долго вообще не удавалось с кем-то познакомиться, завести личную жизнь. Она не могла меня ни с кем делить!» Сегодня его связь с матерью все еще очень сильна: «Я не хочу уходить от нее далеко, я нашел себе квартиру совсем рядом, в двух остановках… Хотя понимаю, что такие отношения лишают меня настоящей свободы».
Почти никто из взрослых и даже очень несчастливых детей на деле не решается сжечь все мосты. Они отрицают, что сердятся на мать, пытаются ее понять, находят оправдания: у нее самой было трудное детство, тяжелая судьба, не сложилась жизнь. Все стараются вести себя «как если бы»… Как если бы все было хорошо, и сердце бы так не болело. Главное – об этом не говорить, иначе лавина боли все сметет и «унесет за точку невозврата», как образно выражается Роман. Взрослые дети поддерживают эту связь во что бы то ни стало. «Я звоню ей из чувства долга, – признается 29-летняя Анна. – Ведь в душе она меня любит, и я не хочу ее расстраивать».
В долгу с рождения
Психоанализ говорит об «изначальном долге» и его следствии – том чувстве вины, что на всю жизнь связывает нас с женщиной, которой мы обязаны своим появлением на свет. И какими бы ни были наши чувства, в самой глубине души все равно жива надежда, что когда-нибудь все еще может как-то наладиться. «Умом я понимаю, что маму мою уже не переделаешь, – вздыхает 43-летняя Вера. – И все-таки не могу смириться с тем, что между нами так никогда ничего и не изменится».
«Своего первого ребенка я потеряла в родах, – вспоминает 56-летняя Мария. – Тогда я думала, что хоть на этот раз мама не то чтобы меня пожалеет, но хотя бы проявит сочувствие. Но нет, она не считала, что смерть моего ребенка – достаточный повод для горя: ведь я его даже не видела! С тех пор я в буквальном смысле лишилась сна. И этот кошмар продолжался годами – вплоть до того дня, когда в беседе с психотерапевтом я вдруг поняла, что не люблю свою мать. И ощутила, что у меня есть на это право».
Мы имеем право не испытывать этой любви, но не решаемся им воспользоваться. «В нас живет давняя детская ненасытная тоска по хорошему родителю, жажда нежности и безусловной любви, – говорит Екатерина Михайлова. – Нам всем без исключения кажется, что нас любили не так, как должны были. Думаю, ни один ребенок не имел именно такой мамы, в которой нуждался». Еще труднее приходится тому, чьи отношения с матерью складывались сложно. «В нашем представлении о ней нет разделения между всемогущей материнской фигурой, знакомой нам с младенчества, и реальным человеком, – продолжает Екатерина Михайлова. – Этот образ не меняется во времени: в нем и глубина детского отчаяния (когда мать задерживается из булочной, а мы думаем, что она потерялась и больше не придет), и более поздние амбивалентные чувства».
Только «достаточно хорошая» мать (термин английского психоаналитика и педиатра Дональда Винникотта) помогает нам идти к взрослой независимости*. Такая мать, удовлетворяя насущные потребности ребенка, тем самым дает ему понять: жизнь стоит того, чтобы ее прожить. Она же, не бросаясь исполнять малейшее его желание, дает другой урок: чтобы жить хорошо, нужно обрести самостоятельность.
Страх стать такой же
В свой черед вступив в материнство, Вера и Мария не возражали против общения своих матерей с внуками, надеясь, что их «плохие» мамы станут хотя бы «хорошими» бабушками. Перед рождением своего первенца Вера нашла любительский фильм, снятый отцом в ее детские годы. С экрана на нее глядела смеющаяся молодая женщина с маленькой девочкой на руках. «У меня потеплело на сердце, – вспоминает она. – На самом деле наши отношения испортились, когда я стала подростком, но до этого мама, похоже, радовалась тому, что я на свете есть. Я уверена, что смогла стать хорошей матерью своим двум сыновьям только благодаря этим первым годам своей жизни. Но когда я вижу, как сегодня она раздражается на моих детей, во мне все переворачивается – я сразу вспоминаю, какой она стала».
Мария, как и Вера, взяла свою мать как антимодель для выстраивания отношений со своими детьми. И это сработало: «Однажды в конце долгого телефонного разговора дочь мне сказала: «Так приятно, мам, с тобой поговорить». Я повесила трубку и расплакалась. Я была счастлива, что мне удалось построить прекрасные отношения со своими детьми, и в то же время меня душила горечь: ведь мне самой таких не досталось». Начальную нехватку материнской любви в жизни этих женщин частично восполнили другие – те, кто смог передать им желание иметь ребенка, помог понять, как его воспитывать, любить и принимать его любовь. Благодаря таким людям из девочек с «недолюбленным» детством могут вырасти хорошие матери.

В поисках безразличия
Когда отношения слишком мучительны, верная дистанция в них становится жизненно необходимой. И страдающие взрослые дети ищут лишь одного – безразличия. «Но эта защита очень хрупка: достаточно малейшего шага, жеста со стороны матери, как все рушится, и человек снова ранен», – говорит Екатерина Михайлова. Все мечтают обрести такую душевную защиту… и признаются, что не могут ее найти. «Я старалась полностью «отключиться» от нее, переехала в другой город, – рассказывает Анна. – Но только услышу в трубке ее голос – меня словно насквозь пробивает током… Нет, вряд ли и теперь мне все равно». Мария выбрала другую стратегию: «Мне проще поддерживать некую формальную связь, чем порвать ее окончательно: я вижусь с матерью, но очень редко». Позволить себе не любить ту, что нас воспитала, и при этом еще и не слишком страдать, невероятно тяжело. Но возможно. «Это выстраданное безразличие, – говорит Екатерина Михайлова. – Оно приходит, если душе удается пережить ту давнюю нехватку тепла, любви и заботы, оно идет от нашей усмиренной ненависти. Та детская боль никуда не денется, но нам будет легче идти своей дорогой, если мы постараемся разобраться в своих чувствах и отделить от них чувство вины». Взрослеть – это и означает освобождаться от того, что сковывает нашу свободу. Но взросление – это очень дальний путь.
* Д. Винникотт «Маленькие дети и их матери». Класс, 1998.
Изменить отношения
Позволить себе не любить мать… Станет ли от этого легче? Нет, уверена Екатерина Михайлова. Легче от этой честности не будет. Но отношения определенно станут лучше.
«Изменение стиля отношений с матерью позволит сделать их менее болезненными. Но, как в танго, необходимо встречное движение двух людей, так и согласие меняться требуется и от матери, и от взрослого ребенка. Первый шаг – всегда за ребенком. Попробуйте разложить свои противоречивые чувства к матери на составляющие. Когда появились эти эмоции – сегодня или в глубоком детстве? Возможно, у части претензий уже истек срок давности. Взгляните на мать с неожиданной стороны, вообразите, как бы она жила, если бы у нее не родились вы. И, в конце концов, признайте, что у мамы тоже могут быть к вам сложные чувства. Начиная строить новые отношения, важно понимать, как это печально: уйти от роковой и уникальной связи, умереть друг для друга как родитель и дитя. Разорвав тяжелые отношения, мать и ребенок прекратят отравлять друг другу жизнь и ждать невозможного, смогут оценивать друг друга более холодно, трезво. Их взаимодействие будет похоже на дружбу, сотрудничество. Они станут больше ценить время, отпущенное им, научатся договариваться, шутить, управлять своими чувствами. Словом, научатся жить… с тем, что превозмочь все равно невозможно». Е. М.
«Привязанность самки и ее детеныша может длиться всю жизнь»
Psychologies: Существует ли у животных привязанность?
Елена Федорович: Да, безусловно. Мимика детеныша, прикосновения матери к нему, его крики, адресованные ей, когда ему необходима помощь, или громкий протест, когда она уходит, – все это знаки особой эмоциональной близости между матерью и детенышем. Такая взаимная зависимость возникает у млекопитающих, чье потомство рождается беспомощным. Без материнской заботы, без тактильного контакта с ней, без ее защиты и поддержки детеныш просто не сможет выжить и нормально развиваться.

Когда возникает такая эмоциональная зависимость?
Любовь-привязанность сначала формируется у матери. Но не сразу, а спустя дни или даже недели постоянного общения с детенышем. Мать начинает выделять его среди других, утешает и защищает именно его. Их отношения становятся особенными, индивидуальными. Детеныш тоже не с первых дней узнает мать. Но лишь рядом с ней он чувствует себя в безопасности. Взрослея под ее защитой, он становится все более умелым, уверенным в себе, что позволяет ему вовремя отделиться от матери, начать самостоятельную жизнь.
После этого лишь некоторые животные (например, шимпанзе) сохраняют на всю жизнь родственные отношения со своей матерью.
Может ли самка быть «плохой матерью»?
Может. Забота о своем потомстве – естественное (с точки зрения эволюции) поведение высокоорганизованных особей женского пола. Но в определенных обстоятельствах механизм формирования привязанности дает сбой. «Плохими матерями» становятся те, кто в раннем возрасте сам не испытал эмоциональной близости с матерью. Такая самка крайне тревожна, требовательна, раздражительна и агрессивна со своим потомством. Но «плохой» будет и та, у которой родится больной малыш. Ведь основа привязанности – своеобразный диалог между матерью и ее детенышем. Если он не реагирует на ее действия (болезнь делает его вялым, неактивным), она может перестать заботиться о нем.
Н. Г.
Из выпуска от 30-09-2010 рассылки «Своими словами»

Художник Григорьев Борис Дмитриевич — «Мать», 1915 год.

«Мать и дитя» — Густав Климт.

«Мама меня не любила…» Как общаться с матерью, которая была скупа на тепло и заботу

О том, что такое материнская любовь, некоторые люди знают лишь понаслышке. Они хоть и росли с матерью, но не чувствовали себя любимыми, важными для нее. А став взрослыми, не знают, как строить – и стоит ли вообще строить – отношения с той, кто в детстве обделял их теплом и вниманием. Какие форматы материнской нелюбви существуют? Как общаться с матерью, которая была холодной или враждебной, а постарев, ждет участия и заботы? Разбираемся с психологом Анной Хидирян.
.com

Такая разная нелюбовь

Материнская нелюбовь может выражаться по-разному. Например, в отстраненности. Мать совершенно не включена в ребенка, не интересуется им, всеми силами сохраняет дистанцию. Между ними не происходит теплого эмоционального обмена. При малейшей возможности женщина поручает ребенка другим людям – отцу, бабушкам, няням. Ребенок чувствует, что в жизни матери ему отведена второстепенная роль, и делает вывод, что он «какой-то не такой».

theinspirationroom.com
Нелюбовь может проявляться в агрессивности. Так, если женщина прошла через тяжелый развод и ее переполняют негативные чувства к бывшему мужу, она начинает видеть в ребенке продолжение его отца. Это выливается в грубое или жестокое обращение, требования не по возрасту, упреки: «Если бы не ты, мы бы с твоим отцом не поженились» или «Из-за тебя я не могу устроить свою жизнь». Такой ребенок чувствует себя виноватым, привыкает думать, что в нем есть что-то стыдное, что-то заслуживающее осуждения.

dobroum.com
Бывает, мать отдает предпочтение другим детям. С любимчиками она обращается более ласково, чаще выражает заботу и беспокойство. Они получают желанные и более дорогие подарки. В подобной ситуации ребенок страдает от сильного голода по любви, вниманию и отчаянно завидует «соперникам». Иногда зависть перерастает в ненависть не только к брату или сестре, но и к матери. Убеждение «Я недостоин любви» человек может пронести через всю жизнь.

mediabakery.com
Еще один вариант нелюбви – гиперопека. «Преувеличенная забота через еду, чистоту, чрезмерный контроль в учебе вызывает у ребенка агрессию, потому что его эмоциональные потребности игнорируют, чувства не принимают, голос не слышат», – объясняет Анна Хидирян. Мама, которая «лучше знает», на самом деле занята тем, что подавляет свою сильную тревогу. Она сосредоточена на себе. А ребенок в результате ощущает себя покинутым и нелюбимым.

Плоды материнской нелюбви

Людям с синдромом нелюбимого ребенка во взрослой жизни непросто строить отношения с партнером. Тот, чья мать была холодной и отстраненной, всегда сомневается, что его могут любить. Он не чувствует себя интересным, поэтому уверен, что окружающим тоже безразличен. От близких такие люди постоянно требуют доказательств любви.

tyronelaw.com
Человек, с которым мать в детстве обращалась грубо, унижала, не гнушалась физического насилия, во взрослом возрасте с трудом доверяет другим. Он может считать себя неполноценным и не заслуживающим любви. В нем много злости на людей. По словам Анны Хидирян, взрослые дети агрессивных матерей часто склонны к насилию, потому что не знают другого способа быть в отношениях. Либо, не желая быть похожими на свою мать, они избегают агрессии – и часто оказываются в позиции жертвы, не способны постоять за себя.

huffpost.com
Если мать явно предпочитает других детей, у «отверженного» ребенка развивается неуверенность в себе. Привыкнув соперничать за внимание матери или, наоборот, утратив всякую надежду добиться ее расположения, он и во взрослой жизни подобным образом будет вести себя с окружающими. «Такой человек, например, будет болезненно относиться к тому, что начальство более расположено к другим сотрудникам. Поэтому он или начнет выслуживаться, или откажется от здоровой конкуренции с коллегами», – говорит психолог.
Люди, травмированные в детстве материнской гиперопекой, часто попадают в созависимые отношения. Они не научились отделять себя от другого, поэтому плохо понимают свои чувства и желания. Их ставит в тупик вопрос: «Я сам/сама этого хочу или мне это навязали?»

flytothesky.ru
«Для каждого ребенка раннего возраста мама – это зеркало, поэтому исключительно важно, чтобы он получал эмпатический отклик, любовь, соответствующую его возрасту заботу. Через маму ребенок понимает, какой он, расположены ли к нему другие люди, насколько доброжелателен к нему мир в целом», – объясняет Анна Хидирян.
Если мать не давала адекватную обратную связь, вырастает голодный по любви человек. В партнере он ищет «маму» – того, кто согласится заботиться, оберегать, быть ласковым и нежным, постоянно говорить: «Я тебя люблю».

Нелюбимым сыновьям и дочерям трудно строить отношения «на равных». Они живут в постоянной тревоге, что их разлюбят, предадут, променяют на кого-то более достойного. Самая заурядная ситуация способна вызвать сильнейшее волнение. Например, партнер не ответил на телефонный звонок. Женщина без дефицита любви подумает, что муж занят на работе, и попытается связаться с ним позже или будет спокойно ждать, когда он сам перезвонит. А женщину, не напитавшуюся маминой любовью в детстве, сразу захлестнет паника («Он меня бросил!») или сильная злость («Он обязан всегда быть на связи!»).

wallbox.ru

Способы потеплеть к своей неидеальной матери

Став взрослыми, некоторые нелюбимые дети прерывают или сводят к минимуму контакты с матерью, некоторые общаются с ней из чувства долга. И те и другие сталкиваются с тяжелыми чувствами и переживаниями. Как можно себе помочь?
Прежде всего, не закрывать глаза на свою злость и обиды. Тот, кто подавляет или игнорирует свои неприятные чувства, после контактов с матерью чувствует себя истощенным. «Из-за нежелания испортить отношения, ранить пожилую, слабую здоровьем маму обидным словом ему приходится быть очень сдержанным, а это отнимает много душевных сил», – подчеркивает психолог.
m.minval.info
Сильная злость на мать возникает у людей, которые недовольны своей жизнью в настоящем моменте. «Если недолюбленный ребенок вырос и смог создать теплые отношения привязанности – у него есть любимый человек, дети, друзья, и это приносит ему удовлетворение, дает ощущение наполненности жизни, – тогда внутренняя боль приглушается», – утверждает Анна Хидирян. Исчезает нестерпимое желание выплеснуть на маму свои обиды, отомстить, заставить ее страдать за причиненную боль.
Когда взрослый получает от других то, что не смогла дать ему мать, и удовлетворен своей жизнью в настоящем, то он может начать вспоминать и теплые моменты в общении. Например, как мама, обычно холодная и отстраненная, однажды защитила от нападок учителя, как переживала и заботилась, когда он тяжело болел, как на его день рождения испекла торт по особому рецепту… «Искать проблемы в прошлом начинают люди, недовольны своей жизнью. Мать видится им только «плохой» – отвергающей, пренебрегающей. Велик соблазн считать ее причиной всех несчастий», – объясняет психолог. И тогда достаточно одного неосторожного слова, чтобы накопленная ярость обрушилась на мать, которая, возможно, даже не подозревает о своих «преступлениях». Мать может отреагировать агрессивно («Ах ты, неблагодарное создание, я всю жизнь на тебя пахала!») или почувствует себя очень виноватой, начнет плакать, схватится за сердце – в обоих случаях «обвинитель» не почувствует удовлетворения.
spiritualmediablog.com
По мнению психолога, взрослый человек может почувствовать, готовы ли родители обсуждать тему своей реальной или вымышленной нелюбви к нему. Если с детства копилась злость, переходящая в ярость, значит, диалог был невозможен. Вероятность, что он состоится после предъявления претензий, ничтожно мала: стороны не услышат друг друга. Поэтому подобные проблемы лучше решать в психотерапии. После проработки обид и злости, после горевания по «хорошей» матери, которую человек словно бы «не получил», он может сказать: «Да, я ранен, мне было плохо и больно. Я знаю, что мое детство не вернуть и не изменить». У многих за этой злостью и печалью неожиданно открывается то хорошее, что было связано с мамой.

eurofarma.com.br
Нередки случаи, когда недолюбленные сыновья и дочери, сами став родителями, теплеют к своей неидеальной матери. Оценивая свое детство со взрослой позиции, они начинают принимать в расчет некие объективные обстоятельства того времени. Например, мама мало времени проводила с ребенком и была нервной, потому что ей приходилось работать на трех работах. Или не легла вместе с ним в больницу, потому что в советские времена действовали такие правила. Или заставляла пить рыбий жир и ходить в ненавистную спортивную секцию, потому что заботилась о его здоровье.
reflectionsintheword.org
Переоценка прошлого и смягчение чувств происходит после осознания главной причины, почему мама не была способна дарить полноценную любовь: «Скорее всего, в детстве ей тоже не случилось жить в теплом, надежном, щедром мире. Люди любят как умеют: они могут дать только то, что сами когда-то получили».

С заботой о себе

В очень непростом положении оказываются те, кто боится оказаться «неблагодарным» сыном или дочерью и, не испытывая никаких теплых чувств к матери, принуждает себя общаться с ней. Особенно трудно приходится тем, чья мать агрессивно требует тепла и заботы и сыплет упреками: «Почему редко приезжаешь, не звонишь каждый день, внуков в гости не пускаешь…» Чем больше мать упрекает, тем больше злости и вины нарастает во взрослом ребенке. Такой человек живет с ощущением, что ему приходится жертвовать собой ради родительницы. Это очень изматывает и отравляет вкус жизни. Что делать? Заботиться о своем личном комфорте, а для этого необходимо осознавать свои чувства и оценивать градус своих эмоций.
фото из открытых источников
«Если дочь месяцами избегала встреч с матерью и звонила только по праздникам, было ли это случайностью? Разумеется, нет. Она держала дистанцию, потому что любой контакт оказывался разрушительным для нее. Не стоит удивляться, что для недополучившей в детстве любви женщины необходимость навещать заболевшую родительницу каждую неделю оказывается очень большой душевной нагрузкой», – рассуждает психолог. Каждая встреча с матерью становится испытанием. Дочь с горечью думает о том, что в детстве не видела ни заботы, ни тепла, в которых остро нуждалась. А теперь постаревшая мать сама нуждается в заботе. Изнемогая от эмоциональной боли, переполняясь яростью, дочь твердит себе: «Я должна, я справлюсь, ведь это моя мама, она старенькая и больная». Ей кажется, что она сможет пересилить себя. Велика вероятность, что этот стресс приведет к проблемам со здоровьем.
blog.okaymonday.com
Постоянное игнорирование своих негативных чувств также чревато тем, что рано или поздно случится конфликтный взрыв. Он может дорого обойтись обеим сторонам: у матери ухудшится самочувствие, а сын или дочь будет страдать от угрызений совести, чувствовать себя виноватым (виноватой). Вот почему в ситуации, когда мать настаивает на общении, важно найти решение, в котором учитываются не только ее интересы, но и чувства взрослого ребенка. «Готов(а) ли я общаться?», «Как часто я готов(а) общаться?» – этими вопросами следует озадачиться в первую очередь.
Для разных людей оптимальными будут разные решения: кто-то выберет дистанцию, кто-то минимальную заботу, кто-то дозированную эмоциональную включенность.
wallpaperscraft.ru
«Дистанция – совсем не легкое решение, – подчеркивает Анна Хидирян. – Взрослый ребенок тоже страдает, но выбирает из двух зол меньшее. Им движет желание поберечь себя, потому что находиться рядом с матерью невыносимо: злость, обиды, отчаяние, ненависть накрывают с головой».
В некритичной ситуации, когда у матери есть муж и другие дети, контакты можно минимизировать, не обращая внимания на упреки и обвинения. Если мать серьезно больна, важно разделить нагрузку по уходу с другими родственниками, воспользоваться услугами сиделки. Денежная помощь, обеспечение продуктами – тоже способы безопасно для себя позаботиться о матери. «Решение должно быть максимально комфортным для человека, которого мать обделила любовью. Каждый делает свой выбор», – резюмирует психолог.

Я не люблю свою мать.

1 час назад

Мне тяжело воспитывать своих детей, не потому что там нет времени готовить.стирать, убирать, мне тяжело их любить.Глупо это слышать конечно, но есть такая обстановка, с которой я не могу справиться, мне нужен совет, друзья все разбежались, поэтому пишу сюда.

Я не люблю свою мать и не считаю ее родным.человеком, теперь и ненавижу бабушку, которая меня почти полностью воспитала(на первый взгляд глупые подростковые мысли)ну не суть, я никогда не слышала от своей матери доброго слова, я или скотина или дура что так поступила, вышла замуж, родила, не могу воспитать, отвечаю на вопросы не так как она хочет этого слышать, готовлю не так, мою не тем чем надо посуду, полы, неправильно одеваюсь и так далее.Я постоянно должна.Должна не только матери, мужу, своей бабушке.Но мне никто ничего не должен, потому что у меня должна быть походка в поклоне перед всеми и длинный язык, чтобы лизать ножки всем.

«Я не люблю свою мать», речь идет о серьезной фразе в отношении матери и ребенка.

Я воспитываю двоих детей погодок, мне 25 лет, мои детки пока не говорят, но если кто-то из них скажет, мама я не люблю тебя, да это серпом по сердцу, или я скажу своему сыну или дочери, ты там, Светослав или Радмила сиди, твое место на кухне а твое в ванной и две недели вы никто, я тут кто и ноги надо мне после работы массировать.Для меня это дико, дети никому ничего не должны в этом плане.В плане учебы, своего самосовершенствования должны, должны послушанием до 18 лет, но ничего другого.

Мне очень тяжело воспитывать детей в такой психологической обстановке:

1.При первой беременности мать сказала что я не нужна мужу с ребенком и что я дура, и что надо было выходить удачно замуж, типа мой муж сморчок редкостный, и я такая же.

Муж при первой беременности гонял меня по своим делам, насильно заставлял меня находиться рядом с ним, даже когда у меня был страшный токсикоз и анемия.Было дело и на балконе на последнем сроке беременности закрыл после ссоры, орал постоянно на меня, я думала может и вправду дура что вышла замуж, но ребенок то ни в чем не виноват, он во мне и рядом со мной потом будет, вообщем жила ожиданием сына.

Бабушка вообще сказала что он может не родится, непонятно откда она это взяла, но я думала реально что будутпреждевременные роды у меня от ее слов.

Я родила в январе 2015, в роддоме не было молока, очень страшная ситуация на самом деле, сердце разрывает когда видишь что ребенку не хватает, я орала на персонал, все ночи лила в подушку слезы, как я буду жить с таким мужем.Пришел день выписки, сынишку нужно было перенаправлять в больницу с желтушкой, вещи мои конечно были дома и мне сказали чтобы я поторопилась с этим.Дома была только моя бабушка.Я позвонила мужу на работу, узнала что его никуда не отпустят, типа ты что дура, я деньги потеряю, ситуация выглядела так, свекровь тоже не смогла по моему, пришлось бабушку просить, она приехала, привезла два пакета, мою одежду и конверт, мы вышли, сына завернули и поехали на скорой в больницу, там бабушка держала первый раз своего правнука.Неродившегося по ее словам и желанию.Я стыда у нее в глазах так и не увидела.И вот мы с сыном легли в больницу, мать сразу моя никаких телодвижений не оказала, я и не надеялась, муж каждый день звонил, мотал мне нервы, у меня уходило молоко, я отключала телефон, потом включала, опять названивал, к окнам приходить начал, сказал что у меня другой мужик появился, я вообще не понимала что с ним происходит.Отлежали мы в больнице, на выписку приехали муж свекровь и бабушка, матери моей не было.Пришли домой, я не могла покормить, потому что все почему то решили что я должна показывать то как я кормлю и типа это нормально и так должно, я же скотина, попробую только не накормить как положено.сразу есть на ком отыграться.Я опять начала нервничать, психовать, орать чтобы все вышли из комнаты, все вышли, но пришла моя мать, и мой сын снова не смог нормально покушать, у меня ревело все внутри от проклятий и ненависти, моя мать напилась винища и стала тянуть руки к моему сыну, я ее оттолкнула и закрыла дверь, она тявкнула что-то и ушла домой.С тех пор она приходила к нам в гости каждую неделю и орала что лишит меня родительских прав, закроет в психушку и так далее.Я не люблю свою мать, я готова начертить эти слова на ее плите на кладбище, при этом я не злой человек, но после рождения своего ребенка я поняла кто она для меня, все то что она видела во мне, всю свою злобу и червоточину, это она сама.Она позволяла себе драться со мной на глазах у моего годовалого ребенка и орала типа заберет его, сын прижался к моей ноге и что-то поскуливал, я думала я убью ее в прямом смысле, но ситуация подвела. Я понимала какую травму она наносит моему ребенку и мне было больно так, как никогда не было больно от того что ушел человек от тебя, покинул муж, умер кто-то очень близкий.

Муж ко всему этому никак не отнесся, во всем обвинил меня и сказал что я такая же как и моя мать.Я закурила, я сломалась.Закурила когда ушло молоко от нервотрепок, и моя первая сигарета упала на пол от дрожащих рук, я не могла себя успокоить частенько, всхлипывая рядом с кроватью сына или на лестничной клетке.Мне было очень больно то.что малыш не сможет получить материнское молоко, для меня это было очень важно.Это первая история.

Когда у меня ушло молоко(в конце января спустя месяц после рождения сына), муж мне высказал претензию что у нас не было сексуальных отношений уже месяц, у меня швы, я ему сказала, хотя самой очень хотелось заглушить негатив…..

Через 4 недели я узнала что беременна, я не могу рассуждать так как некоторые, хотеть ребенка или не хотеть(сделать аборт), я полагалась на внутренний голос и он мне отвечал что я должна дать жизнь любым путем и сохранить ее, не затронув насилием.Я так и сделала.С мужем мы все так же ругались, но и мирились так же бурно, я жила вслепую, я меняла памперсы сыну вслепую, с огромным животом, болями между ног в костях и отекшими пальцами, я возила коляску за 5 дней после родов на молочную кухню, регулярно ее поднимая на несколько ступенек на первый этаж, я везла сына в ноябре, было холодно, живот стягивали колготки, чтобы он был зафиксирован, бандаж было тяжело одевать, я везла его на молочную кухню и боялась что воды отойдут и я не успею домой дойти.

Бабушка сказала что мне ничем не обязана, типа это мои трудности, ей 68 лет

и ей тяжело выйти погулять с правнуком.Мать также заходила по вечерам, выносила мне мозги, ей не нравилось как я одеваю на улицу ребенка, типа голову поворачиваю рукой чтобы шапку завязать, а ей казалось что я ему шею там откручиваю и так далее, выносила нервы так, что я собрав сына уходила с ним в парк, даже когда у меня болел живот.муж приходил на час позже после этого, иногда гулял с нами, но осень, темнело рано, поэтому с сыном я гуляла утром в большинстве случаев.Мне было очень тяжело заниматься с сыном с таким животом, тяжело было его таскать мыть попу в ванную, бабушка жаловалась на свою старость, хотя она только жаловалась, просто не хотела помогать.Мать относилась к нему так, как будто бы я, его мать его истязаю, а она заступитель меня наказывает, унижает, оскорбляет, и ей это нравилось, она думала что этим она вызывает у моего сына чувство самозащиты и уважения к моей матери.

Воды отошли ночью, муж не хотел просыпаться, я кинулась искать номер такси, муж согласился отвезти, начал нервничать, орать как всегда, бабушка ничего не сказала мне, даже удачи не пожелала., хотя была в курсе.мать тоже оптом была в курсе, но не позвонила мне, короче меня никто во время схваток не поддержал, ни тогда ни сейчас,

2 декабря 2015 родилась дочь, в роддоме были 3 дня, нас сразу выписали, все хорошо, мать сыграла роль счастливой бабки, и мы поехали домой.Дома праздника не было.Я молча кормила дочь в комнате, никто не заходил первые 2 месяца, потом все началось заново, у меня пропало молоко и вся история эта еще раз повторилась как следует.Меня рвало на части, я проклинала всех кто мешал мне, кто дышал в спину, кто что-то говорил.я не слышала никого… потом заболел сын, я плакала у его кровати, я не знала кого винить, я была в роддоме, я была беременна, я не помню где я не досмотрела, у меня ехала крыша, я боялась, у сына была температура 40, муж орал на меня что повезет сам, на скорой не надо, вышел, я собрала сына, и моментально его вынесла, муж даже к подъезду не подъехал, я бежала к машине сломя голову, мы приехали в инфекционку, в машине меня опять душили слезы и страх, и никто мне не сказал что все будет хорошо, никто не пожелал здоровья сыну, ни муж ни моя мать.муж сказал что мы можем его возить на уколы от температуры а мать сказала что я тварь, если без грудного молока дочь оставила, в итоге она приехала на ночь в больницу, чтобы я уезжала домой кормить, мне там дали свечку от температуры сыну и смекту и анализ собрать к утру, мать ничего не сделала, что я просила.Утром я приехала туда, у сына 38.7 температура, она его тащит на улицу типа делать там нечего, ну с одной стороны может и так, но мы почти одни были в палате/.можно было и до 37 сбить полежать.Болезнь пережили, Господь уберег, и хорошо.

А моя мать лежала со мной в больницах? хорошо что я этого не помню.Моя главная трудность в том, что я не знаю какой пример подать ребенку, чтобы он не чувствовал себя несчастным, как мне бороться с этими проблемами, как мне, живя внутри с это грязью из детства, воспитать светлых, умеющих любить детей, чтобы они своих детей любили.Каким святым молиться чтобы все это кончилось, все эти скандалы …..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *