Не хочу общаться с родителями

Четыре самых грубых ошибки родителей в разговоре с подростком

Борьба родителей за власть

Далеко не во многих семьях присутствует воспитание по принципу: «Ребенок – это все». Очень распространенная ошибка родителей – постоянно давить на ребенка и навязывать ему свою волю: вот это можно делать, а вот это – нельзя. Родители используют авторитарные стратегии воспитания, которые не позволяют ребенку проявить свой независимый голос или чувство ответственности за собственные решения.

Другие родители, наоборот, практикуют вседозволенность. Исследования показывают, что обе крайности негативно влияют на способность детей контролировать свои эмоции и формировать здоровые отношения со взрослыми. Лучший тип воспитания – это справедливость, гибкость, уважительное отношение к своему ребенку-подростку и постоянное их обучение, а не террор для достижения своей цели. Нужно слушать и уважать мнение ребенка, позволяя ему делать выбор, но при этом установить справедливые и четкие ограничения, чтобы поддерживать порядок в доме. Эта статья подскажет вам, как избежать неэффективных способов общения в разговоре родителей с подростками.

Ошибка №1. Слишком много болтовни

Когда родители говорят все больше и больше, причем резким требовательным тоном, дети перестают их слушать и воспринимать. Исследователи показали, что человеческий мозг может одновременно воспринять только два тезиса и сохранить их в своей кратковременной памяти. На практике это занимает около 30 секунд – то есть одну или две фразы родителей.

Когда в одном сообщении мама или папа дают сразу несколько указаний, ребенок в конце концов запутается и ничего не поймет из родительских поучений. Кроме того, если тон родителей тревожный, резкий или требовательный, у ребенка на подсознании возникает тревога и сомнения. Ему совсем не захочется выполнять такие требования.

Неэффективный пример разговора

«В этом месяце ты можешь записаться на бокс, кроме того, каждый день ты должен мыть за собой посуду, а на кикбоксинг тебе ходить еще рано. Послезавтра у нас будут гости, и ты должен помочь маме убрать в квартире».

Не стоит сообщать ребенку всю информацию сразу. Лучше всего разбить ее на отдельные блоки, чтобы эта информация была более удобоваримый. Пусть подросток выразит свое мнение по одному вопросу, а потом можно переходить ко второму.

Эффективный пример разговора

  1. «В этом месяце ты можешь записаться на бокс, а на кикбоксинг тебе ходить еще рано. Ты согласен?»
  2. «Каждый день ты должен мыть за собой посуду, потому что мама устает после работы, сэкономь ее и свое время. Что ты думаешь по этому поводу?»
  3. «Послезавтра у нас будут гости, и ты должен помочь маме убрать в квартире. У тебя нет никаких планов на послезавтра, 15.00?»

В этом примере родители в каждом блоке ограничивают разговор на двух предложений, что делает восприятие намного проще. Кроме того, идет разумный диалог, а не односторонний диктат родителей. Наконец, ребенок соглашается сотрудничать добровольно, а не под нажимом, при этом учитываются и его потребности.

Ошибка №2. Упреки и постоянная критика

Большинство родителей знакомы с ситуацией, когда ребенка приходится долго будить по утрам, или он разбрасывает свои вещи по квартире, или не вовремя приходит из школы. И тогда они используют эффективный, на их взгляд, прием: жалуются на плохое отношение подростка или резко критикуют его. На самом деле это только ухудшает ситуацию: вы даете повод подросткам игнорировать вас, потому что каждый день вы не устаете ребенку твердить одно и то же, причем самым противным тоном.

«Я разбудил тебя на час раньше, потому что ты никогда не можешь собраться в срок. Тебе нужно одеться прямо сейчас. Покажи свой дневник, чтобы я мог его подписать.

Десять минут спустя.

«Я сказал тебе одеться и дать мне дневник. А ты все еще собираешься! Ты опоздаешь, и я вместе с тобой! Иди чистить зубы и подготовь свою одежду «

Через десять минут.

«Где твой дневник для подписи? Я просил тебя привести его? И ты не закончил одеваться. Мы точно опоздаем «.

И так далее.

Этот родитель дает слишком много разноплановых заданий ребенку, причем все нужно сделать немедленно и сразу. Это не позволяет подростку справиться с ситуацией. Потому что каждые 10 минут родитель поторапливает его, внося тревогу и панику в процесс сборов. Это так называемый «вертолет воспитания», который может привести к неуверенности, чрезмерной зависимости подростка от команд родителей. Тон родительского посыла – негативный и навязчивый, что приводит к недовольству и сопротивлению подростка или его пассивной агрессии.

«До отъезда в школу нам остается 45 минут. Если ты не успеешь собраться и дать мне на подпись дневник, свое опоздание будешь объяснять учителям сам «.

Это краткая инструкция, которая дает понять, чего родитель ожидает от ребенка и каковы последствия невыполнения задания. Родитель не осуждает ребенка, не пытается его контролировать и не создает ситуации тревожности и паники. Родитель позволяет подростку отвечать за собственное поведение.

Ошибка №3. «Пусть тебе будет стыдно!»

Одна из самых сложных для родителей идей – в том, что дети не имеют сочувствия к их потребностям. Дети развивают свою эмпатию (склонность к сопереживанию) медленно, по мере того как взрослеют. Вот почему ожидания родителей того, что дети будут во всем сочувствовать им и помогать, далеко не всегда бывают оправданными просто в силу особенностей психологического развития подростков.

Они все еще просто дети – они не становятся на вашу сторону и не ставят себя на ваше место, а сосредоточены на получении удовольствия в данный момент. Большинство родителей подчеркивают, что их дети – эгоисты, заботятся только о себе. В принципе, так оно и есть. Это может привести к недовольству родителей, когда детине хотят им в чем-то помогать. В такие моменты важно успокоиться, глубоко подышать, а потом спокойным тоном высказать ребенку свои пожелания и просьбу, в чем именно вам сейчас надо помочь. Если вы позволите эмоциям сорваться, это сделает ваше общение с подростком неээфективным.

«Я просил тебя несколько раз привести в порядок свою комнату – и что я вижу? Вещи разбросаны по всему полу. Разве ты не видишь, что весь день на ногах, я забочусь о семье, а ты ничего не делаешь. Теперь мне придется убирать твою комнату, вместо того, чтобы отдохнуть после работы. Как тебе не стыдно, ну почему ты такой эгоист?»

Этот родитель создает много отрицательной энергии. Мы все можем разочаровываться в поведении другого, но обвинять подростка неуважительно. Он слышит подсознательный вызов из-за фразы «Ты – эгоист!», и это очень вредно для психики и самооценки ребенка. Постепенно папа или мама ему внушают, что с ним что-то не так. Дети подхватывают и впитывают эти негативные ярлыки и начинают видеть себя как «недостаточно хорошего», «эгоиста». Унижать или стыдить ребенка очень вредно, поскольку это может сформировать отрицательные эмоции и плохое мнение ребенка о себе.

«Я вижу, твоя комната не убрана, и это очень меня расстраивает. Для нас важно, чтобы в квартире был порядок, чтобы всем нам было здесь приятно жить. Все разбросанные по комнате вещи сегодня вечером придется отправить в кладовую. Ты сможешь взять их обратно, когда уберешь в своей комнате. «

Этот родитель четко сообщает подростку о своих чувствах и потребностях – без гнева или обвинений. Он объясняет четкие, но не чрезмерно карательные последствия поведения подростка и предоставляет возможность ребенку реабилитироваться. Это не создает у подростка отрицательную мотивацию и не заставляет его думать о том, что он плохой.

Ошибка №4. «Я тебя не слышу»

Мы все хотели бы научить наших детей уважать других людей. Лучший способ сделать это –формировать уважительное и заботливое поведение с нашей стороны. Это поможет подростку понять значение уважения и сочувствия и учит его навыкам эффективного общения. Во многих случаях услышать ребенка родителям труднее всего, потому что дети часто прерывают их. В этом случае, нормально сказать ребенку » Мне сложно услышать тебя сейчас, потому что я готовлю ужин, но я буду готов внимательно выслушать тебя через 10 минут. » Лучше запланировать четкое время для общения с ребенком, чем слушать его вполуха или вообще не слушать. Но помните, что подростку сложно ждать долго, потому что они могут забыть то, что хотели сказать, или у них будет не то настроение.

В ответ на рассказ подростка о своих оценках в школе родитель отвечает: «Представляешь. Они все-таки забили этот гол!»

«Я готов внимательно тебя выслушать через 10 минут, как только досмотрю футбол».

Разговор с подростком – тонкое искусство. Но его можно освоить, просто будучи внимательными к своему ребенку. И вы обязательно добьетесь успеха.

Страшнее мамы зверя нет: Если не хочется общаться со своей мамой

«Я не хочу общаться со своей матерью. Она сделала мне слишком много зла. Пусть живет теперь, как хочет, но как-нибудь подальше от меня!»

В терапевтической практике и в жизни я довольно часто встречаюсь с такой реакцией травмированных дочерей.

Казалось бы, действительно — «зачем любить эту холодную жадную мать», причинившую дочери столько боли и обид? Это так часто вызывает тяжелые проблемы с самооценкой и свободной реализацией себя, своих желаний и способностей.

И очень понятно вот это желание «вынести такую маму за скобки», изолировать от себя и задвинуть в какой-нибудь дальний темный чулан — как в том грустном анекдоте про Вовочку: первый этаж детского сада — Обычные дети, второй — Дети со сложностями, третий — Очень сложные дети и, наконец, последний, с решетками — ВОВОЧКА.

Все бы ничего, кажется, «нет злой мамы — нет проблем», но… человеческая психика устроена слишком хитро: когда весь неинтегрированный в детском сознании ужас (там действительно было Слишком страшно и больно) помещается в специальную коробочку с грифом «Не вскрывать», он потом во взрослости выпрыгивает, как черт из табакерки, в самый неожиданный момент — и снова и снова накрывает ужасом и болью.

Реальная мама, от которой женщина, как она думает, «счастливо сбежала» и свела все контакты до минимума (или совсем — исключила их), часто живет при этом за много километров (в другом городе или даже — в другой стране), а «мама-из-коробочки» появляется в жизни дочери, как по часам — и это всегда бомба замедленного действия.

Проблема в том, что внешний конфликт «злая мама — подавляемая дочь» не может быть разрешен с помощью «бегства». Потому что внешний конфликт, с которым когда-то не справилась неокрепшая детская психика, всегда переезжает в конфликт внутренний. А оттуда — в нынешнюю «свободную и самостоятельную» жизнь дочери. И в этом случае Злая Мама незаметно превращается в «ужас, который всегда с тобой».

Эти истории представляют собой лишь примерные собирательные образы ситуаций, с которыми я встречаюсь как терапевт, и не являются описанием конкретных терапевтических случаев.

20-летняя девушка, «исключившая маму» из своей биографии, уехавшая в другую страну и живущая, казалось бы, устроенной жизнью (достойное образование, перспективы по работе), испытывает сильнейшие панические атаки при любом упоминании о матери — будь то случайно встреченная в аэропорту мамина дальняя родственница или необходимость при приеме на работу заполнять пункт «Сведения о родителях». Да и новая начальница удивительным образом напоминает непредсказуемую мамину манеру поведения, погружая девушку в состояние бессильного ужаса, внутреннего хаоса и сильнейшей тревоги. Потому что героиня, будучи объективно умной и способной, постоянно в себе сомневается и боится, что на работе того и гляди обнаружится ее «вопиющая некомпетентность» и ее с позором уволят, если она попадет под горячую руку директрисе… Одновременно она очень злится на свою начальницу и презирает ее. Мама героини в детстве была очень требовательной, часто критиковала дочь, называла «эгоисткой» и грозилась лишить наследства, если дочь не будет слушаться и вести себя так, как мама считает «правильным» и удобным для себя. Дочь до сих пор продолжает обесценивать себя и злиться, что ей приходится это терпеть: «Я так нуждаюсь в твоем одобрении, что ненавижу тебя (себя) за это. Я боюсь твоей злости и твоего отвержения, поэтому я не хочу тебя (себя) видеть. Я слишком боюсь тебя (себя) потерять».

Другая молодая женщина 25 лет, уехавшая учиться в другой город, подальше от дома, испытывает совершенно иррациональный страх потерять своего партнера, который искренне любит ее и хочет строить с ней семью. Не справляясь с внутренним напряжением, она на ровном месте устраивает истерики по мотиву своей мнимой «недостойности» и «ненужности», и от отчаяния регулярно «начинает паковать чемоданы», чтобы получить от молодого человека подтверждение тому, что она достаточно хороша для любви. Мама девушки когда-то в детстве постоянно давала понять, что рано рожденная дочь лишила ее беззаботной юности, мешала устраивать личную жизнь, у нее не было сил и желания заниматься ребенком, поэтому она постоянно «выносила дочь за скобки». А теперь дочь от обиды, боли и злости пытается «вынести за скобки» маму, отказываясь общаться с ней, но мама-внутри снова и снова настигает ее, в результате чего девушка пытается «вынести за скобки своей жизни»… саму себя.

Еще одна 30-летняя молодая женщина, давно уехавшая далеко от дома в крупный город, хороша собой, имеет успешную работу, но никак не может построить отношения. Ее как магнитом притягивают сильные манипулятивные мужчины, и, чтобы не разбиваться об их безразличие и холодность, она сама надевает «броню» холодности и безразличия и превентивно разрывает контакт, как только увидит, что мужчина способен ей заинтересоваться — чтобы получить подтверждение собственной силы и неуязвимости. Она продолжает каждодневно совершать трудовые подвиги, доводя себя практически до изнеможения, чтобы у нее был повод сказать себе «я все могу сама, мне никто не нужен». Мама воспитывала ее одна и была очень требовательной. Она отмечала успехи дочери, но не могла дать ей достаточно тепла, принятия и поддержки. Девочка рано поняла, что может рассчитывать только на себя, а демонстрация способностей превратилась в ее щит, которым она отгораживается от мира и от самой себя. Она предъявляет нереалистично высокие требования к самой себе (и к своим партнерам), и от нервного перенапряжения регулярно объедается и вызывает у себя рвоту, чтобы не растолстеть и не потерять свою привлекательность. Она продолжает в прямом смысле «вырывать» недоступную неласковую «маму» из своей жизни: «Я хочу тебя получить, обладать тобой безраздельно, но я не могу себе этого позволить, потому что я знаю — я не могу тебе доверять, ты все равно отвергнешь мою потребность как ненужную слабость, и поэтому я от тебя избавляюсь».

Беда в том, что невозможно по-настоящему обрести взрослость и эмоционально отделиться от того, с чем продолжается внутренняя борьба. Внешний отказ от контакта с мамой часто является индикатором этой войны, кипящей внутри.

Хорошим адекватным выходом из этой истории является проработка этого конфликта в терапии. Во время работы с терапевтом женщина получает возможность:

— опираться на фигуру терапевта как источник ресурса, которого не хватило в детстве (терапевт в какой-то степени поначалу становится доброй и любящей «замещающей мамой», которая додает принятие, поддержку, мудрость, постепенно через безопасный контакт с собой обучая клиентку опираться на взрослую часть и ресурсы, имеющиеся у женщины)

— отгоревать свою детскую потерю, прожив в сопровождении чуткого принимающего терапевта свои сильные и болезненные эмоции, связанные с поведением мамы, причинившим ущерб

— понять механизм того, как неразрешенное напряжение по линии мама-дочь влияет на текущую жизнь, научиться распознавать проявления этой истории, вызывающие запуск адаптивных детских стратегий поведения, которые когда-то спасли, а теперь, во взрослости, мешают и не дают жить полноценной жизнью

— осознать, что поведение мамы было вызвано не желанием навредить (хотя подчас это выглядело и воспринималось тогда исключительно так и действительно нанесло ущерб), а собственными ограничениями мамы и травматичной историей ее собственной жизни

— увидеть и признать ресурсы силы и женской мудрости, которые мама привнесла в контакт как родовой дар-оберег для своей подрастающей дочери

— научиться опираться на себя-взрослую и из этой точки по возможности выстроить контакт другого уровня с реальной материнской фигурой в настоящем, осознавая мамины ограничения, принимая их и умея в случае необходимости четко обозначить собственные границы желательного и допустимого в контакте.

— высветлить отношения с самой собой, выработать новые, более функциональные отношения с миром, обрести способности к гармоничному партнерству, спокойно и уверенно созидая собственное счастливое Настоящее.

И вот таким путем происходит действительно подлинное разрешение болезненного конфликта. Фигура мамы из чудовищной и заслоняющей внутренний небосвод постепенно сдувается до размеров обычного человека — со своими недостатками, но и достоинствами; с определенными личными ограничениями, но и с ресурсами; с недостижимостью тотального принятия и безусловной любви, которые были так важны в ушедшем детстве, но с возможностью сейчас поддерживать достаточно теплый и уважительный контакт во взаимно определенных границах.

Прийти к реальному контакту с мамой таким способом иногда все же оказывается невозможно или небезопасно (бывают с мамами исключительно сложные ситуации, в которых взрослая дочь все же решает контакт исключить). Но пройдя этот внутренний путь, взрослая женщина всегда возвращает себя — Себе.

А это в такой истории про маму и дочь — самое ценное и дорогое.

Готова вести вас себе навстречу по этому пути. Ваша счастливая жизнь того стоит!

Семейный психолог Комаровская Ксения

Выбери свое счастье! 🦋

Если вам понравилась эта публикация, вы можете прочесть историю о моих взаимоотношениях с мамой

Больше интересных материалов на моей странице в фейсбук

Частые случаи в современно мире, когда дети, вырастая, перестают общаться с родителями, как в этой истории из жизни: https://ispovedi.com/ispoved-2014/moj-vzroslyj-syn-ne-xochet-so-mnoj-obshhatsya/. Нельзя сказать, что это только вина детей — в значительной мере сами же родители в этом и виноваты, по-прежнему навязывая им свое мнение, забыв, что те уже давно взрослые и самостоятельные. Сколько таких историй можно почитать на сайте анонимных рассказов Исповеди.ком, куда пишут, чтобы высказаться, найти совет и утешение, обиженные на дочь или сына родители или их взрослые дети. Вынося на суд читателей свои реальные сложные жизненные ситуации, многие находят практичные советы, основанные на реальном опыте людей, попавших в схожую ситуацию. Это позволяет правильно поступить, выйти из конфликта с минимальными репутационными потерями, наладить отношения с детьми или с отцом и матерью.

Переезжая от родителей в отдельную квартиру, дети со временем реже звонят им, ссылаясь на занятость, а отца и мать такое отношение обижает, ведь им в свое время было отдано все лучшее, а в итоге такое безразличие с их стороны. Непонимание двух поколений – самая распространенная причины всего современного мира. Это когда-то три семьи уживались в одном маленьком доме, но времена прошли, появилась возможность жить отдельно, и тут, казалось бы, родителям вздохнуть с облегчением и пожить для себя, но им почему-то хочется участвовать в жизни молодой семьи, давать советы, о которых не просят и обижаться, когда к ним не прислушиваются. Отсюда ссоры, недопонимания, обиды и прекращения общения как такового.

Пожилым родителям хочется внимания, тепла от своих взрослых детей, но они забывают, что у тех уже свои семьи и свои заботы. Мать и отец в недоумении, что такой послушный и ласковый ребенок стал холодным и эгоистичным.

10 причин, из-за которых взрослые дети не общаются с родителями:

  • Оскорбления при ссоре.
  • Навязывание своей точки зрения.
  • Вмешательство в воспитание внуков.
  • Неумение выслушать взрослого ребенка.
  • Желание управлять жизнью молодой семьи.
  • Частые конфликты, когда дети были маленькими.
  • Родители всегда отстаивают свою правоту по причине старшинства.
  • Отец и мать воспринимают совершеннолетних детей, как маленьких.
  • Болезненный развод родителей, который детям пришлось пережить в детстве.
  • Постоянное стремление родителей быть в курсе личной жизни сына или дочери.

Это далеко не полный перечень причин семейных конфликтов, ведь у каждого они свои. А вот решение о налаживании отношение для всех враждующих сторон одинаковое – смирение гордыни и проявление внимания. При любой ссоре важно правильная оценка ситуации, ее последствия и разрешения. И важно помнить, что худой мир лучше доброй ссоры, особенно если это касается самых родных людей.

Если вы столкнулись с подобной проблемой и не можете ее решить самостоятельно, попробуйте обратиться за помощью к профессиональному психологу. Также можно спросить совета на специализированном форуме или сайте анонимных историй из жизни. Главное — действуйте и не пускайте ситуацию на самотек.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *