Как она не задохнулась?

Пожар в больнице Святого Георгия в Санкт-Петербурге 12 мая унес жизни пятерых человек. Ранним утром в реанимации для больных коронавирусом, предварительно, замкнуло один из аппаратов ИВЛ. В одной из палат на шестом этаже здания произошло возгорание. Врачи, рискуя жизнями, стали эвакуировать больных. Многих удалось спасти. Но четверо пациентов, к сожалению, скончались. Пятой жертвой стала 59-летняя Зинаида Гвадзабия. Женщина была единственной погибшей, лежавшей в другой палате. Как рассказал сын пенсионерки, у его мамы не было диагноза коронавирус. Лишь подозрение на него.

ТЕМА ДНЯ в Петербурге. Аппарат ИВЛ убил пять пациентов с коронавирусом в реанимации больницы Святого Георгия

00:00 00:00

— Мама заболела 5-6 мая, — рассказал «КП-Петербург» сын Зинаиды Юрий. — В последний раз мы виделись вчера, 11 мая, когда я выносил ее из дома. Ее последние слова: «Почему вечно такая засада?!» У мамы диагностировали двухстороннюю пневмонию. Она задыхалась, была бледнота, синюшные губы. Не могла дышать в лежачем положении, только сидя. Подозревали у нее коронавирус. В больнице Святого Георгия она была в сознании. К аппарату ИВЛ не подключена. Находилась в другой палате в дыхательной маске.

В больнице при пожаре погибли пятеро пациентовФото: Олег ЗОЛОТО

— Из больницы маму вывели еще живой, — вздыхает Юрий. — Она умерла от ожогов верхних дыхательных путей. Мой знакомый врач описал это таким образом. Она была в плохом состоянии, но до пожара была жива. Мы надеялись, что в больнице ее вылечат…Более того, когда все произошло, Зинаида Гвадзабия смогла выбраться из своей палаты! Но, судя по всему, наглоталась дыма.

Юрий винит в гибели матери аппарат ИВЛ, который воспламенился в соседней палате. К врачам у него претензий нет.

— Нельзя ускорять производство, не потеряв в качестве, — поделился своим мнением Юрий. — Новый ИВЛ получили с производства, ускоренного в несколько раз! Как проконтролировать качество всех компонентов и конечного продукта, когда проводить тестирование, откуда мощности и обученный персонал?!

Пожар произошел в отделении реанимацииФото: Олег ЗОЛОТО

— Это аппарат «Аваента М», — пояснил Владимир Сулина, руководитель службы реанимации больницы Святого Георгия. — Их поставили к нам 1 мая. До вчерашнего дня претензий к ним не было. Мы всю жизнь будем помнить эту трагедию. Перед родственниками погибших мы чувствуем свою вину.По неподтвержденной пока информации, загоревшийся аппарат ИВЛ был произведен на «Уральском приборостроительном заводе».

Сейчас в больнице уже не используют аппараты этой марки. Их не будет трогать до конца расследования. В самой компании отказались комментировать возможные причины возгорания.

В больнице пожар уже назвали «черным днем в жизни стационара»Фото: Олег ЗОЛОТО

— Мы подтверждаем, что аппараты ИВЛ производства АО «Уральский приборостроительный завод» в рамках контракта, поставлялись в Петербург, — подтвердили в пресс-службе завода. — Официальными данными о том, какие аппараты были установлены в зоне возгорания, мы не располагаем. Ведется следствие. Мы ждем результатов.

В больнице пожар уже назвали «черным днем в жизни стационара».

— В момент пожара на смене работали 65 сотрудников, восемь из них были на отделении реанимации, где и произошло возгорание. Из горящего отделения эвакуировали 15 человек. Также 135 пациентов со средним легким течением болезни перевели на другую территорию, пояснил главный врач больницы Святого Георгия Валерий Стрижелецкий.

Поделиться видео </> xHTML-код

Загоревшийся аппарат ИВЛ стал причиной пожара в больнице в Петербурге.Олег ЗОЛОТО

Родственники, лежавших в больнице пациентов, вспоминают, что эвакуация проходила очень быстро.

— Отец позвонил мне в 7 утра и сказал, что в больнице пожар, их вывели на первый этаж, уже было сильное задымление, — поделилась с «КП» петербурженка, представившаяся родственником одного из пациентов. — Папа видел, что кто-то лежал на каталке, вроде женщина. Она была уже без признаков жизни. Отец успел взять только документы и телефон.

Зинаида Гвадзабия была работающим пенсионером. Трудилась монтажником раиоаппаратуры. У нее остались двое детей, внук и две внучки.

СПИСОК ПОГИБШИХ

Женихов Анатолий Владимирович 21.10.1958

Рубанов Андрей Анатольевич 29.06.1960

Борисов Юрий Николаевич 30.05.1952

Баличев Василий Васильевич 17.08.1959

Гвадзабия Зинаида Николаевна 27.12.1960

Поделиться видео </> xHTML-код

Пациентка больницы в Петербурге рассказала об эвакуации во время пожара.

«Аппарат ИВЛ вспыхнул на глазах врача»: стали известны подробности пожара в больнице Святого Георгия в Петербурге

Утром 12 мая в медучреждении погибли пять пациентов с коронавирусом (подробности)

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ:

ИСТОРИЯ ЭПИДЕМИЙ в Петербурге. 1771 год — чума

Деми Мур «что-то покурила» и чуть не задохнулась 16+

В сети появились подробности госпитализации звезды Голливуда Деми Мур, после передозировки неизвестным веществом. Запись телефонного разговора со службой экстренной помощи 911 выложили в Интернет, сообщает НТВ.

Знаменитой актрисе потребовалась помощь врачей после того, как она «что-то покурила». Неотложку вызвала ее подруга, рассказав, что Мур употребила какое-то вещество и почти потеряла сознание. Женщина добавила, что в последнее время у Деми возникли «какие-то проблемы».

Диспетчер: «Она нормально дышит?»

Подруга Деми Мур: «Нет, не нормально. Она дрожит, у нее судороги, она задыхается».

Ранее официальный представитель актрисы сообщил, что стрессы доконали актрису, и она пытается лечиться от истощения. Проблемы со здоровьем у 49-летней Деми Мур начались с тех пор как она развелась с 34-летним Эштоном Катчером.

Причина банальна — постоянные измены супруга, который моложе Деми на 16 лет. Актриса первой заявила о решении разорвать брачный союз. Катчер сопротивляться не стал, и уже через несколько недель многие видели, как он ухлестывает за молоденькими девицами.

Деми Мур тоже времени зря не теряла и была замечена с молодым красавцем и манекенщиком Блейком Корлом-Байетти, он подвозил знаменитость на машине. Но, видимо, на душе у Мур по-прежнему неспокойно, если она начала употреблять неизвестные вещества, доводящие до судорог.

Она чуть не задохнулась… спасая жизнь злобной мучительницы

Как зародилась и развивалась «Армия Спасения». Какие героические поступки совершали ее члены? Опубликовано на imbf.org

Оркестры и мелодии баров

Однажды какой-то мужчина с тремя сыновьями предложили Уильяму стать его телохранителями. Совершенно случайно у них оказались при себе духовые инструменты. Мужчины предложили что-нибудь сыграть, и Уильям охотно согласился. Увидев доброжелательную реакцию публики, он задумал сделать подобного рода оркестры неотъемлемой частью своих собраний под открытым небом. Услышав доносившуюся из бара притягательную и легко запоминающуюся мелодию, проповедник решил, что не позволит дьяволу держать в своих руках всю лучшую музыку и предложил своим музыкантам научиться исполнять популярные песни, при этом переделав их тексты так, чтобы в них звучала хвала Богу. Эти мелодии наверняка привели в изумление не одного пьяницу. Только представьте себе, как они напевали их во время своих вечерних попоек, а уже на следующий день эти же песни призывали заблудших к примирению с Богом и отказу от спиртного, которое губило их!

Уильям Бут предложил своим музыкантам научиться исполнять популярные песни, при этом переделав их тексты так, чтобы в них звучала хвала Богу.

Изначально Уильям полагал, что деятельность его миссии будет направлена, прежде всего, на евангелизацию — обращение людей к Христу с последующим направлением их в церкви для дальнейшего роста и укрепления в вере. Однако поиск наиболее подходящей церкви для новообращенных оказался весьма непростой задачей. Многие из спасенных отказывались посещать церкви; те же, что приходили в церковь, часто становились там непрошеными гостями. С другой стороны, Буты не имели никакой помощи извне и нуждались в том, чтобы новообращенные трудились в миссии со все возрастающим числом обращенных к Богу. Миссия начала проводить занятия по изучению Библии. Кроме того, ее члены посещали новообращенных через неделю после их покаяния. Эти попечители проверяли состояние новеньких, молились вместе с ними и пытались привлечь их к работе в миссии. К тому же они учили их молиться и ходатайствовать о заблудших грешниках. Эти посещения наполняли новообращенных чувством собственного достоинства и целеустремленностью, которых им зачастую не хватало в прежней жизни. Их энтузиазм оказывал значительное влияние на проводимую миссией работу.

Уильям также посылал своих сотрудников по двое, чтобы те приглашали людей на собрания, распространяли листовки, рекламирующие различные мероприятия, и молились за тех, кто нуждается в помощи и освобождении.

Гражданская война в Америке привела к падению спроса на английские продукты и к увеличению безработицы. Эпидемия холеры, начавшаяся в 1866 году, словно лесной пожар, охватила весь Восточный Лондон, погубив более восьми тысяч человек. Казалось, что на каждые два шага вперед, совершаемые миссией, приходилось три шага назад. Однако в словаре Бутов не было слова «отступать», и миссия продолжала свою деятельность. Несмотря на все испытания, Уильям настойчиво призывал своих сотрудников к молитве:

Молитесь с еще большей верой… Не удовлетворяйтесь лишь простым сообщением Богу о своих нуждах, выражением своих желаний или даже напоминанием себе о Его способности и готовности удовлетворять ваши потребности, но крепко держитесь Его Слова, веря в то, что Он исполнит его здесь и сейчас, если на то будет Его благословенная воля, дав вам все то, о чем вы просите.

Он также писал:

Вы должны молиться изо всех своих сил… Это не значит просто произнести свои молитвы или же сидеть с широко раскрытыми глазами в церкви в то время, как кто-то другой будет произносить их за вас. Это подразумевает горячую, эффективную, неустанную борьбу вместе с Богом. Это подразумевает борьбу на стороне Всемогущего, преданность и верность Ему, следование за Ним, так сказать, днем и ночью, подобно вдове, следовавшей за несправедливым судьей с непрекращающейся мольбой, уговорами и просьбами, которые должны быть в ваших устах до тех пор, пока вы не получите ответ. Такой молитве, не сомневайтесь, изо всех сил будут противостоять дьявол, этот мир и ваша собственная бездеятельная, скептически настроенная натура. Все они будут лить воду на это пламя. Они будут обольщать вас своими предложениями и запугивать трудностями. Они будут спрашивать вас: «Как вы смеете надеяться, что ваши молитвы повлияют на планы, цели и чувства Бога?!». Они будут убеждать вас в невозможности этого и предрекать вам неудачи. Однако если вы действительно желаете победить, вам нужно смотреть лишь на Бога и слушать Его одного, напоминая Ему о данном Им слове. Опять же, вы никогда не сделаете этого, пребывая в сонном состоянии; вы никогда не уподобитесь торжествующему Израилю до тех пор, пока не станете бороться, подобно Иакову, не обращая внимания ни на что другое до тех пор, пока не обретете искомого благословения — то есть вам нужно молиться изо всех сил.

Восьмичасовые молитвенные собрания — некоторые из них продолжались всю ночь — не были в то время чем-то необычным. Молитва являлась краеугольным камнем всей их работы.

За это время в семье Бут на свет появились седьмой и восьмой ребенок. Эванджелин Кори родилась в день Рождества Христова в 1865 году, а Люси Милуорд увидела свет 28 апреля 1867 года. В семье Кэтрин и Уильяма никогда не было недостатка в руках, которые были готовы в любой момент оказать им помощь!

Голодные нуждаются в пище

Уильяму и Кэтрин понадобилось совсем немного времени, чтобы понять, что урчащие животы легко могли заглушить проповедь Слова Божьего, а поскольку уровень безработицы продолжал неуклонно расти, многие люди нуждались не только в духовной, но также в физической пище. Благодаря этому появилась бесплатная столовая Армии Спасения.

Это новое служение оказалось весьма дорогостоящим, и Бут находился в постоянном поиске новых источников, которые помогли бы миссии удержаться на плаву. Причем с самого начала своей работы Уильям и Кэтрин никогда не брали себе зарплату из денег миссии. Средства для их семьи приходили из других источников, а каждый цент, который супруги получали на деятельность миссии, расходовался по назначению.

Как-то Уильям поручил своему сыну Брамуэллу, к тому времени уже юноше, возглавить сеть столовых «Пища для миллиона». Каждое утро Брамуэлл исправно просыпался в три часа, чтобы преодолеть четыре мили до рынка Ковент-Гарден, где он собирал у продавцов забракованные овощи и покупал целые мешки суповых костей. Программа предусматривала предоставление супа и хлеба за шесть пенсов, но из-за финансовых злоупотреблений управляющих, большого количества голодных людей и неопытности молодого Брамуэлла эти столовые в скором времени обанкротились и были проданы.

Такие социальные инициативы Уильям считал не менее важными; чем борьбу за человеческие души. Для него бесплатные столовые и другие подобного рода программы являлись неотъемлемой частью жизни, соответствующей Евангелию. Вот как он сам позже попытался это обобщить:

Наши социальные операции являются естественным следствием учения о спасении душ или даже о христианстве как об утвержденном, описанном, провозглашенном и проиллюстрированном многими жизненными примерами учении и жертве Иисуса Христа. Социальная работа, в духе и на практике совершаемая нами, находится в абсолютной гармонии с моими собственными представлении об истинном христианстве с того момента, когда я пообещал Богу с покорностью следовать всем Его указаниям… Все это время, тем не менее, я чувствовал (зачастую весьма отчетливо), что где-то обязательно должен существовать путь, следуя которым я без всяких нежелательных последствий смогу законным образом удовлетворить все страстные желания собственного сердца, а также исполнить повеление моего Господа, Который четко и ясно сказал мне о том, что я должен кормить голодных, одевать нагих, заботиться о больных и навещать заключенных. К сожалению, долгое время мне не удавалось понять, как я могу выполнить эту работу максимально эффективно.

Однако постепенно этот путь открывался предо мной, что, в первую очередь, происходило в результате нашей решимости сделать все для того, чтобы безбожники услышали весть о спасении. Таким образом, на начальном этапе существования Армии Спасения для достижения людей, которых мы никак иначе не могли достичь, нам приходилось давать голодным пищу, а затем говорить с ними о Боге и вечности. Так, постепенно, мы разворачивали свои социальные программы.

Бут вскоре понял, что милостыни способны быстро разрушить чувство собственного достоинства у принимающих их людей. По мере развития социальных программ миссии Уильям решил давать каждому получателю помощи выбор — заплатить небольшой взнос в обмен на полученную помощь или воспользоваться возможностью заработать деньги на оплату пищи и крова.

К 1870 году влияние миссии распространилось за пределы восточной части Лондона. Были основаны новые миссии в Кройдоне, Южный Лондон, и Эдинбурге, Шотландия. Христианская миссия Восточного Лондона насчитывала к этому времени около восьми тысяч членов, поэтому ее руководство приобрело большое здание на Уайт-чепел-роуд, открыв там бесплатную столовую, несколько классов, большой зал для собраний и книжный магазин.

Следующие два года Уильям тяжело болел, поэтому Кэтрин вынуждена была взять бразды правления миссией в свои руки. Это было тяжелое время, когда женщине приходилось постоянно разрываться между домом и служением. Несмотря на то, что Кэтрин была очень организованным человеком, она не обладала ни силой воли, ни талантом руководителя, которые были свойственны ее мужу. Когда в 1872 году Уильям наконец поправился и вернулся к исполнению своих обязанностей, организация снова начала расти.

В 1873 году Уильям и Кэтрин приняли в свою семью девятого ребенка, когда умирающая женщина попросила Брамуэлла позаботиться о ее малыше. Не вполне осознавая всей ответственности этого шага, Брамуэлл согласился и после смерти женщины обратился за советом к своим родителям. Они решили усыновить ребенка, позволив своей дочери Эмме заботиться о нем. Таким образом, в их семье появился Гарри. Впоследствии он стал первым медицинским работником Армии Спасения в Индии, где нес свое служение тридцать лет. Он скончался в Индии в 1919 году и за свою службу Короне был посмертно награжден крестом Виктории.

Миссия становится Армией

Христианская миссия (так она называлась после того, как слова «Восточного Лондона» были убраны из ее названия вследствие распространения деятельности организации за пределы этой части города) на протяжении следующих нескольких лет продолжала стремительно развиваться и расти. Затем, в мае 1878 года, когда Бут уже практически закончил свой ежегодный отчет, что-то показалось ему упущенным. Заголовок на титульной странице гласил: «Христианская миссия, возглавляемая преподобным Уильямом Бутом, является армией добровольцев, рекрутированных из рядов тех, кто в этом мире живет без Бога и без какой-либо надежды».

Озадаченный этой формулировкой, Уильям позвал Брамуэлла и его помощника, Джорджа Скотта Рэйлтона, чтобы те поразмышляли над этими словами вместе с ним. Рэйлтон прочитал их вслух, и затем, когда Брамуэлл обратил внимание на словосочетание «армия добровольцев», его отец выхватил из рук Рэйлтона перо, зачеркнул слово «добровольцев» и написал на его месте слово «спасения». Увидев это, Рэйлтон и Брамуэлл хором воскликнули: «Слава Богу за это!». Название «Армия Спасения» нашло глубокий отклик в душе каждого из трех мужчин. Несколько месяцев спустя Христианская миссия была переименована в Армию Спасения, вместе с названием переняв также воинские звания, иерархию, униформу и менталитет «войны против всех сил тьмы». Даже название информационного бюллетеня организации было изменено на «Боевой клич».

В следующем году «генерал» Бут так описал организацию и план ее действий:

Мы являемся «народом спасения» — такова наша особенность, — призванным приводить людей к спасению и помогать им не только оставаться спасенными, но и приводить к спасению других… Посмотрите на это. Протрите глаза. Остановитесь, замрите на мгновение и постарайтесь еще глубже и полнее осмыслить свое призвание. Вы должны вместе с Богом трудиться на благо спасения окружающих вас людей. В чем заключается главный смысл вашей жизни? Только в том, чтобы спасти свою собственную душу и после смерти оказаться в раю? Нет, вы должны быть искупителями, спасителями, копией Самого Иисуса Христа. Поэтому посвятите этому великому делу спасения человеческих душ все свои силы. Спасайте погибающих. Они окружают вас повсюду, их великое множество, огромные толпы. Будьте искусны. Совершенствуйтесь. Изучайте свое дело.

Будьте самоотверженны. Не забывайте о Господе. Все, чего вы лишитесь, трудясь ради Него и ради тех бедных душ, за которые Он умер, вы обретете снова. Всегда помните об этом. Положив руку на плуг спасения, никогда не оглядывайтесь назад.

Первый приказ генерала

Инструкции для желающих пополнить ряды Армии были теперь предельно ясны. «Напишите завещание, соберите вещи, поцелуйте свою девушку и будьте готовы через неделю», — эти слова стали первой командой генерала, обращенной к каждому рекруту. За второе полугодие 1878 года количество миссионерских пунктов выросло с пятидесяти до восьмидесяти одного, а число проповедников — с восьмидесяти восьми до ста двадцати семи. К 1884 году Армия Спасения насчитывала уже более 900 членов, приблизительно 260 из которых трудились за океаном — в Америке, Канаде и даже Австралии. К двадцатой годовщине образования организации, которая отмечалась в 1885 году, в одной только Англии насчитывалось 802 солдата Армии, тогда как в других странах их число достигло 520 человек.

По мере увеличения численного состава Армии Спасения и роста ее популярности росло также и сопротивление ей. Владельцы питейных заведений и борделей, терявшие в результате деятельности христиан значительную часть своих доходов, нанимали головорезов, чтобы те атаковали их собрания под открытым небом, а также избивали палками музыкантов и проповедников. В Олдхэме буяны настолько распоясались, что даже назвали себя в насмешку «Армией Скелетов» и нанесли на свои флаги изображение черепа со скрещенными костями. Другая группа противников Армии, назвавшая себя «Шеффилдскими клинками», насчитывала в своих рядах больше тысячи бандитов.

Однажды они попытались помешать маршу Армии, в котором принимал участие сам генерал Бут. Головорезы забросали процессию палками, камнями и гнилыми овощами, но солдаты Армии не стали вступать в драку. Генерал приказал им оставаться возле повозки, и те ему подчинились. Один лейтенант, получив удар между глаз, с такой силой ударился затылком, что весь путь до места проведения собрания его приходилось поддерживать в седле. Когда группа наконец достигла цели, лейтенант, рухнув с лошади на землю, прошептал: «Надеюсь, все они будут спасены», после чего впал в кому.

Солдаты Армии, которые ожидали своих собратьев в молитвенном доме, были шокированы их состоянием. Генерал Бут заметил: «А теперь пришла пора сфотографироваться». В конце концов, на войне как на войне, и бойцы Армии Спасения гордились своими ушибами и ранами, словно это были медали. Когда местные власти ополчились против Армии и начали преследовать ее за такие действия, как «молитва в общественных местах», ее солдаты ответили протестом против несправедливых штрафов, отказываясь их платить, и с радостью шли в тюрьму, когда их арестовывали. Сопротивление христиане считали признаком того, что их работа носит по-настоящему апостольский характер, и чем ожесточеннее становились гонения, тем решительнее выступали бойцы в своем стремлении распространять Евангельскую Весть!

Историй об их смелости становилось все больше и больше. В одном из рассказов, озаглавленном просто «Девушка из Армии», говорилось:

Жизнь этой девушки из Армии Спасения была непростой. С семи утра до шести вечера она гнула спину в цеху, где ткала грубую волосяную ткань. Занимаясь однообразным низкооплачиваемым трудом, она к тому же вынуждена была терпеть постоянные несправедливые насмешки со стороны других работниц.

Одним осенним утром искра, вылетевшая из ярко пылавшего в саду костра, попала через открытое окно в цех, воспламенив разложенную на столе шерсть. В считанные секунды огонь охватил все помещение. Работавшие там девушки бросились к выходу.

«Все спустились?» — поинтересовался начальник цеха. Одна из ткачих, сжимая в руке ключ, вдруг пронзительно закричала: «О Боже! Минуту назад я ради смеха заперла Лиззи Саммерс в подсобке!». Добраться до подсобки можно было, лишь пройдя через горящий цех, что казалось абсолютно невозможным. Девушки и мужчины беспомощно застыли, пораженные ужасом, когда вдруг в клубах дыма, валившего из дверей цеха, показались две шатающиеся фигурки. Одной из них была Лиззи Саммерс, другую, обожженную и покрытую волдырями, вначале никто не мог узнать. Ею оказалась девушка из Армии Спасения. Она чуть не задохнулась, выбивая дверь подсобки, чтобы спасти жизнь своей самой злобной мучительнице.

– Ты будешь гореть в аду, – с презрением и ненавистью ответила я.

Он рассмеялся.

– Не злись, София. Лучше послушай, что я тебе скажу.

Он встал, не спеша застегнул брюки и продолжал:

– Я предлагаю тебе быть моей любовницей. Я ещё в прошлый раз тебе это говорил. Лучше не сопротивляйся, а соглашайся. Я буду хорошо тебе платить. Сколько ты здесь получаешь? Тысячу в день? Полторы? Я буду платить тебе две тысячи в день, или даже три. Ну, не упрямься. Подумай хорошенько: три тысячи в день, и тебе не придётся для этого трахать разных мужиков, а только меня одного. Слышишь? Что скажешь?

– Этому не бывать никогда! – ответила я со всей ненавистью, которую я к нему испытывала. – А когда тебя, наконец, посадят за решётку, это будет самый счастливый день в моей жизни!

– Вот глупая, – он весело хмыкнул. – Ну кто меня посадит? Следователь этот твой Исаенко, или его шестёрка Скворцов? Кишка тонка, да руки коротки.

– Ты убийца, и твоё место – за решёткой, – сказала я, подняв валявшуюся на полу юбку и надевая её. – И я, и Натали, и даже Виктор, мы все будем свидетельствовать против тебя.

– О, ты снова о нём, – оскалился Игорь и сел в кресло, – о моём дружке Викторе. Бедняжка София. Неужели ты настолько глупа, что до сих пор влюблена в него? Ведь он бросил тебя. Использовал и выбросил, как ненужную вещь. Ты до сих пор не поняла, что произошло? Ты не нужна Виктору, у него семья, жена, которую он обожает. Он счастлив, как никогда. А ты была лишь эпизодом в его жизни, не спорю, ярким, но всего лишь эпизодом, каких было и будет ещё множество.

– Не правда! – крикнула я. – Ты всё врёшь. Что ты можешь знать об этом? Что ты вообще можешь знать о любви?!

Игорь видел, какую боль причиняют мне его слова. Я была ещё слишком молода и эмоциональна, ещё не научилась скрывать чувства и не поддаваться на провокации. Моя душа всё ещё была жива и не зачерствела окончательно.

Я понимала, что веду себя неправильно, что стоит сохранять спокойствие и не реагировать на его слова. Но ничего не могла с собой поделать. Мало того, что, изнасиловав меня уже во второй раз, он теперь унижает меня, плюёт и топчет остатки моей гордости, так он ещё и высмеивает мои чувства к Виктору, в такой вульгарной форме говорит о самом прекрасном, что было в моей жизни, грязными насмешками попирает мои воспоминания и тайные надежды, опошляя и тем самым развенчивая мою сказку. Я не могла больше слушать его, видеть его смеющееся лицо. Ненависть и гнев оглушили меня. Я с криком бросилась на него, желая выцарапать ему глаза. Но Игорь с проворностью и скоростью гепарда вскочил на ноги и выставил вперёд обе руки. Одной он ловко схватил меня за руку, а второй вцепился мёртвой хваткой в горло.

– Ты что, детка? Потише, – приговаривал он, сжимая сильнее моё горло. – Так ведь и покалечить ненароком можно. Что это ты бросаешься на людей, как дикая?

Я задыхалась и чувствовала, как мои глаза выкатываются из орбит и наливаются кровью. Я открывала рот, пытаясь вдохнуть, но стальное кольцо его пальцев сжималось всё сильнее.

«Боже мой, – пронеслось у меня в мозгу, – неужели сейчас всё и закончится, так нелепо и глупо? Так же, как и с Ксюшей. И даже никто не придёт мне на помощь. А завтра в газете или по местному каналу в новостях сообщат, что в очередной раз убита очередная проститутка. И мои родители обо всём узнают в один день: и о том, что их дочери больше нет, и о том, что она была путаной. Какой позор. Господи, а ведь на мне даже нет трусов …»

Не знаю, почему мне вдруг подумалось об этом. Меня душат, я практически уже задохнулась, а меня занимает мысль о том, как я буду выглядеть, когда меня найдут. Не всё ли равно? Даже смешно. И всё-таки, это нелепо и пошло.

Я стала слабеть и обмякла в руках Игоря. Тогда он, наконец, отпустил меня, и я сползла на пол. Схватившись за горло, я стала кашлять и хватать воздух ртом, пытаясь отдышаться. Болели глаза и всё лицо, как будто полопались все сосуды и даже кожа на моём лице. Я продолжала откашливаться, а Игорь стоял всё это время надо мной и молчал.

Когда я немного отдышалась, он присел на корточки и взял меня за подбородок.

– Ты премилая кошечка, – сказал он, – такая строптивая. Это совсем не свойственно девушкам твоей профессии. Но мне так даже больше нравится. Короче, моё предложение остаётся в силе, пока что. Так что думай, детка, но не затягивай. А то я ведь могу и передумать. А пока будешь обслуживать меня по высшему разряду. У вас ведь здесь элитный бордель? Вот и отрабатывай бабки.

– Я сама вправе выбирать себе клиентов, – прохрипела я.

– Что? Не слышу, – он притворно наклонил ко мне ухо, всё ещё не выпуская из руки мой подбородок. – Что ты там пробормотала насчёт прав? У тебя нет никаких прав, ты сама лишила себя какого-либо права выбора, когда избрала свой путь. Так что, не смеши меня, София, или как там тебя. Я буду трахать тебя, когда пожелаю и как пожелаю. Ты ведь здесь именно для этого, чтобы удовлетворять все пожелания клиентов? Вот и отлично. Я твой клиент, и плачу тебе, как подобает.

Игорь отпустил меня, поднялся на ноги и достал из кармана деньги. Затем отсчитал тысячу и положил на край кровати.

– Кажется, мой друг тебе платил гораздо меньше? – сказал он с усмешкой. – Скажи мне, а разве платят за секс, когда любят? А, София?

Я, наконец, поднялась с пола и посмотрела на Игоря исподлобья.

– Убирайся, – сказала я, собрав все свои силы и всю свою смелость. – Ты омерзителен.

– Ты зря пытаешься оскорбить меня громкими словами, – улыбнулся он, и что-то нечеловеческое было в его улыбке. – Ты никто, ты грязная проститутка, ты хуже грязи. А грязь не может оскорбить или унизить, потому как она сама хуже всего, что может быть. Так что не утруждай себя. До скорой встречи, София.

Игорь подошёл к двери и уже оттуда добавил напоследок:

– Кстати, а знаешь, кто мне посоветовал пройтись по столичным борделям в поисках пропавшей Софии? Не догадываешься? Ну, конечно же, наш общий друг Виктор. Он ведь знал, как я жаждал пообщаться с тобой, так сказать, в непринуждённой обстановке. Вот и намекнул, где тебя можно найти. Обязательно отблагодарю друга. Ладно, заболтался я. Пора. Прощай, порочная София. Буду ждать новой встречи, моя милая грешница.

И он, наконец, ушёл. А я осталась наедине со всей той мерзостью, которую он на меня вылил. Мне было невыносимо противно, и больно, и обидно. Я не понимала, за что он так со мной. Что я сделала этому человеку, что он так издевался надо мной и просто уничтожал. Я видела, какое удовольствие доставляло ему унижать меня, делать мне больно физически и морально – удовольствие жестокого и безжалостного садиста.

Игорь изнасиловал моё тело, изнасиловал мою душу, низверг меня на самое дно и смешал с грязью, думая, что сам он при этом возвысился. Унижая и топча меня, он утверждался как самец, как завоеватель и собственник, как существо высшего происхождения. Жалкое зрелище.

Но тогда мне так не казалось. Тогда я была раздавлена и размазана по асфальту. Жгучая обида душила меня. И я расплакалась.

«Значит, всё-таки, это правда? – говорила я себе. – Я не нужна Виктору, и никогда не была нужна. Он передал меня следующему клиенту, когда я надоела ему самому. Ненавижу. Ненавижу, – твердила я. – Ненавижу его».

Время остановилось. Я ничего не чувствовала, кроме боли и обиды; ничего не хотела, кроме как умереть.

* * *

Я умылась, привела себя в порядок, припудрила опухшее от слёз лицо и отправилась к клиенту, который уже заждался меня.

Сергей не согласился отменить или хотя бы перенести нашу встречу на пару дней, сказав, что жутко соскучился и не может больше ждать. Я ещё больше возненавидела его за это. Он даже не обратил внимания на то, что я была заплаканная. Его занимала одна-единственная мысль – поскорее забраться мне под юбку, и совсем неважно при этом, что я пережила за час до того.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *