Два пупсика гуляли в тропическом саду

Дурацкие стишки

Я индеец куки-маки
Три ноги, четыре сраки
Восемь титек на боку
И зовут меня «ку-ку»
***
Мотоцикл-цикл-цикл
Всю дорогу обосикал.
Самосвал-вал-вал
Всю дорогу об..рал!
***
Шли какашки по дороге
Увидали чьи то ноги,
Убежали в туалет —
Попа есть, бумаги нет!
***
Самолет, самолет, увези меня в полет,
А в полете пусто, выросла капуста,
А в капусте генерал свои трусики стирал!!!
***
Щаз как режиком заножу —
будешь дрыгами ногать,
Из крови пузу пускать
и мотою головать!
***
Сшила мама мне штаны
Из березовой коры,
Чтобы попа не чесалась
И не ели комары.
А порвались те штаны
Из березовой коры,
Снова попа зачесалась
Закусали комары
***
Первое Мая — курица хромая!
А петух косой подавился колбасой!
***
Внимание, внимание!
Говорит Германия.
Сегодня под мостом
Поймали Гитлера с хвостом!
***
— Чижик-Пыжик, где ты был?
— На базаре водку пил!
Выпил рюмку, выпил две —
Закружилось в голове!
***
Хорошо быть кошкою, хорошо собакою
Где хочу пописаю, где хочу покакаю.
Откапаю ямку, отложу какашку,
Вытру попу язычком — не нужна бумажка.
***
Король в поход собрался,
Наелся кислых щей.
В походе обоср…я,
И помер в тот же день.
***
Цыган чёрный в трубу пёрнул.
***
Сидели два матроса,
Курили папиросы.
Один недокурил —
Собаке подарил
Собака побежала,
Начальнику сказала.
Начальник удивился
И в бочку провалился
***
Шёл трамвай
Десятый номер,
А в трамвае
Кто-то помер!
Тянут-тянут мертвеца,
Трынцы-брынцы гоп-ца-ца!
***
Шла машина тёмным лесом
За каким-то интересом.
Инти-инти-интирес,
Выходи на букву «эс»!
А на буковке звезда
Там проходят поезда
Если поезд не пройдёт
Машинист с ума сойдёт
***
На кухне бабки дрались, сосисками кидались.
***
Гол, гол, гол, начинается футбол.
***
Мадам Тюрлюрлю,
Я вас люблю!
Трусы продам,
А вас куплю!
***
Черти в озере купались,
Черти попами толкались.
Чёрт чертёнка толканул
И чертёнок утонул…
***
Шёл крокодил,
Трубку курил.
Трубка упала
И написала:
Шышли-мышли
Сопли вышли!

В этой маленькой компании
Кто-то громко навонял.
Раз, два, три — это верно будешь ты!
Вариант:
В нашей маленькой избушке
Кто-то пёрнул, как из пушки
Раз, два, три — это верно будешь ты!
***
И не в склад, и не в лад,
Поцелуй корове зад,
А корова пёрнет —
И тебя накормит.
***
Говорили при виде дохлого животного или птицы:
— Тьфу, зараза! Плюнь три раза!
***
Не суй свой нос
В чужой вопрос,
А то барбос
Откусит нос!
***
А нам всё равно:
Что повидло, что г…о!
***
Стой-постой, карман пустой!
***
Молодец! Как солёный огурец!
Тыры-пыры-растопыры!
Так, сяк, нараскосяк,
За ноги да об пол!
***
У соседки Марь Иванны
Поломали унитаз.
А на двери написали:
«Это сделал Фантомас!»
***
Тётя Мотя, вам письмо.
— Ах, какая радость!
Разверните, там г…о.
— Ах, какая гадость!
***
Пришла курица в аптеку
И сказала: Кукареку!
Дайте пудру и духи,
Чтоб любили петухи!
***
Беззубая камбала
В бутылочку насрала.
Из бутылки льётся,
Камбала смеётся!
***
Беззубая камбала,
Тебя кошка родила,
Таракан крестил,
Без штанов пустил!
***
До-ре-ми-фа-соль-ля-си,
Села кошка на такси.
Заплатила пять рублей
И поехала в музей.
А котята прицепились
И бесплатно прокатились!
***
Царь уехал за границу,
А царица в Ленинград.
Царь посеял там пшеницу,
А царица виноград.

Винограду было много,
А пшеницы — ни шиша.
Царь заплакал от обиды,
А царица: «Ха-ха-ха!»
***
Стоял дом на горе-ре-ре
Был колодец во дворе-ре-ре.
В этом доме жил дед-дед-дед
В красну шапочку одет-дет-дет.
Начал дедушка орать-рать-рать,
Стала Машенька плясать-сать-сать.
***
По военной дороге
Шёл петух кривоногий,
А за ним восемнадцать цыплят.
Он зашел в ресторанчик,
Чтобы выпить стаканчик,
А цыплятам купил лимонад.
***
Дед Мороз пёрнул в нос!
***
На кладбИще ветер свищет,
Сняв портищи нищий дрищет.
Вдруг открылась крышка гроба
Вылезает злой скелет:
— Как ты смел в такое время
Осквернить мой кабинет?!
Нищий долго извинялся,
Попу пальцем затыкал,
А понос не унимался,
Через уши вылезал…
Тут скелет расхохотался,
В гроб запрыгнул и пропал.
Ты не пей из унитаза.
Там микробы и зараза.
Ручку дёрни, воду слей,
Пенку сдуй, а после пей.
***
Хорошо в деревне летом,
Пристаёт говно к штиблетам,
Выйдешь в поле, сядешь срать —
Далеко тебя видать.
***
Баба-баба-барбарис
две цыганки подрались
одна тянет за косу:
отдавай мне колбасу!
Ах ты, жирная мадам,
колбасу тебе не дам!
Забирай себе лимон
и катись отсюда вон!
***
Моряк, с печки бряк!
Растянулся, как червяк.
Руки-ноги на пороге,
Голова — на дороге!

Путаницы

Сидит заяц на заборе
В аллюминевых трусах
А кому какое дело
Что ширинка на болтах.
***
Вышел заяц на крыльцо
Почесать своё яйцо
Видит заяц — нет яйца
Так и шлёпнулся с крыльца…
***
По стене ползет кирпич
Красной армии ура
Ну и пусть себе ползет
Может там его гнездо
***
Сидит ворон на заборе
И клюёт своя нога
Ну кому какое дело
У него судьба такой
***
Жив здоров, лежу в больнице
Сыт по горло, есть хочу
Приезжайте ко мне в гости, я вас видеть не хочу.
***
По реке плывет кирпич, деревянный как стекло,
Ну и пусть себе плывет, нам не нужен пенопласт.

Стишки-переделки из школьного фольклора

На тему Пушкина — «У лукоморья дуб зеленый»
У лукоморья дуб срубили
Кота на мясо зарубили,
Русалок в бочку посадили,
Чтоб огурцы вкуснее были.
Там 33 богатыря
В помойке ищут 3 рубля,
Там на неведомых дорожках
Скелеты пляшут в босоножках.
В темнице там царевна дрищет,
А серый волк бумажку ищет.
А тридцать витязей подряд
За сигаретами стоят.
За ними дядька Черномор —
Нахально ссыт через забор.
***
Пётр Первый пёрнул первый,
Показал пример полку.
***
Черти бегали по школе
И считали этажи:
Раз, два, три, четыре,
Умножаем на четыре,
Делим, делим пополам,
Получается сто грамм.
***
Среди белых облаков
Стоит школа дураков.
Самая проклятая —
Девятьсот двадцатая (подставляем нужное число).
***
Дело было вечером,
Делать было нечего.
Галка села на заборе,
Кот забрался на чердак.
И сказал ребятам Боря
Просто так:
— А у нас в квартире газ, а у вас ?
— А у нас подбили глаз, а у вас ?
-А у нас сегодня папа
Пришёл вчера навеселе.
Кошку выкинул в окошко,
Вместо кошки стало две…
— А мой папа — бегемот, вот !
Его мама так зовёт…
— Ха, бегемотом удивил !
Вот я у мамы — крокодил,
Брат — осёл, сестра — свинья.
Зоопарк а не семья !
— А у нас соседка Нюра — дура !
У неё извилин мало —
Это мама так сказала !
К детям Толя подошёл.
Подошёл, и прочь пошёл.
Похвалиться нечем Толе —
У него порядок в доме.
— А у нас сосед соседа

Бил вчера велосипедом !
— Велосипедом — ерунда,
Вот мотоциклом — это да !
— Замолчи, как дам по шее !
Ах ты драться получи!
Где тут были кирпичи?
Коля Борю колотил,
Боря Колю молотил,
Две рубашки изорвали
Два забора изломали.
Час валялися в пыли,
А потом домой пошли.

Плоды праздности. Глава тринадцатая

Ляли, Ляли, Ляли!
Два пупсика гуляли,
Два пупсика гуляли
В Таврическом саду,
Штанишки потеряли
В двенадцатом часу.
Какой-то дядька пьяный
Штанишки подобрал,
А пупсики смеялись :
«Украл,украл, украл!»
Их мама наказала
И положила спать,
А пупсики не спали,
Забрались под кровать,
А там они заснули
И им приснился сон,
Что пупсики играют,
Играют в патефон!
Две девушки танцуют
С распущенной косой,
А пупсики воруют
Сосиски с колбасой!
Мы, малышня — обитатели детсада на Фонтанке, скандировали этот стишок, весело и громко. Такое вот детское творчество. Это намного позже появились стихи-страшилки про трамвай и отряд октябрят, дедушку, гранату и мозги и тому подобное, а у нас было это. Много позже, в свои пятьдесят, я подумала: » Так ведь это детский реп!» И однажды на новогоднем корпоративе, когда уже все подвыпили, предложила Деду Морозу и Снегурочке: «Можно исполнить детский реп?». «Исполняйте!» Ну и исполнила. Еще делала круговые движения руками, делала пальцы веером и двигала телом, подражая реперам. Все с ума сошли прямо! Первыми Дедмороз и Снегурка. Они быстро наградили меня и очень быстро убежали, их переполняли эмоции! Это было в ресторане (а, да, тоже на Фонтанке), были еще корпоративщики с чужой организации, все люди меня лет на десять и больше моложе — те просто онемели. А наши тетки падали со стульев от смеха. «Это же детский фольклор, — говорю я! — Не помните?» И теперь, спроси у кого нибудь, даже у людей моего поколения, на вряд ли они знают этот стих. В мою голову закрадываются мысли о моем детстве — не проходило ли оно в каком-то параллельном мире? Будто… Ладно, не стану продолжать, а то не по себе как-то становится.
А вот еще сюжет из детсадовского детства. Помню такую картину. Мы сидим в кружок на стульчиках, нам читают книжку. Стена слева от меня освещена солнцем, справа окно, выходящее на Фонтанку, на том берегу Цирк. Цирк не причем, так, к слову. На стене слева, освещенной солнцем, тени, возможно от оконных рам. Тени пересекаются так и сяк. Я смотрю на стену. И вижу, что это чердак, и тени — это балки перекрытий, и балки, которые поддерживают крышу. Вижу стол, а за столом сидит Солнечный человечек, он круглый, маленький, его ножки свисают со стула, но это не ребенок. Он сидит и быстро-быстро пишет, торопится, в руках большой карандаш или даже перо. Строчит-строчит, хмуря брови. Вдруг в помещении на этом чердаке появляется другой Солнечный человек — длинный и худой. Толстенький пишет и не видит его, тот появился за его спиной. Худой медленно подкрадывается к пишущему, подкрадывается. Тот пишет-пишет, ничего не знает! Я и еще некоторые дети уже не слушаем воспитательницу, а повернув головы, смотрим на стену, где разворачивается драма между двумя Солнечными зайчиками в виде человечков — худым и длинным и толстым и коротким. Вот тонкий, как жердь, подкрался и спугнул короткого! Тот вскочил и побежал! Длинный за ним, они стали гоняться с большой скоростью по стенам и потолку своего чердака, пересеченного горизонтальными и вертикальными балками! Короткий зайчик и длинный! Воспитательница пытается вернуть наше внимание, но какое там!
Что за история?! Можно подумать, что какой-то диснеевский мультик таким вот причудливым образом преломился в моем детском сознании и повторился во сне, а я вспоминаю это, как случай наяву. Это взрослое объяснение. Имея четкую картину своего детства, благодаря превосходной детской памяти, я практически и по сей день не допускаю, что это был сон, перенесенный в действительность. Я помню свой первый мультик: это был мультфильм «Мальчик из Неаполя». Смотрела его в кинотеатре «Ленинград» ( в народе «Панорамный»). Помню, что у мальчика был волшебный глобус. Мальчик делал добрые дела с этим глобусом. Толстая, некрасивая, злая мать, хлестала своего сынишку на балконе веником, и вдруг веник превратился в букет, мать стала стройной, молодой и красивой и, улыбаясь, подарила цветы своему малышу. Помню, что там была лошадь, страшная ведьма, они тоже превращались и так далее. Этот мультфильм никогда не показывали по телевизору за всю мою дальнейшую жизнь! Только эпоха интернета дала мне такую возможность — во второй раз за пятьдесят лет посмотреть этот волшебный мультфильм. Первые диснеевские фильмы я увидела в сорок лет во времена перестройки. А солнечные зайчики на стене были НАЯВУ и точка!
Глубокая лощина в лесу. Ее пересекают со всех сторон широкие полосы света, солнечные лучи, но они прозрачны и зелены, лощина прямо-таки дымится от влажного света, сочащегося со всех сторон сквозь стволы деревьев, они льются, найдя эту лощину, эту чашу среди чащи. Я стою на краю лощины, пораженная зрелищем, красотой и таинственностью, причудливой игрой света и тени, движением дымящегося света и оцепенением леса и завороженная тишиной и пением птиц. Зачарованная лощина и выстрел. Звук выстрела, как завершение симфонии, внезапно исполненной предо мною настоящим лесом под Смоленском. Выстрел и эхо от этого звука! Звук этот здесь закономерен, гармоничен, необходим так же, как внезапен. Я вернусь потом в комнатушку на улице Некрасова, к стихам Некрасова, сказкам Пушкина, рассказам Тургенева. Мне показывают их прекрасный литературный мир изнутри, меня погружают прямо в страницы их произведений, я упиваюсь этим миром! Вот мы идем смоленскими полями, а слева на холме белеет барский дом с колоннами, все как в пушкинских повестях. Я спрашиваю бабушку Николаевну, что за дом, хотя догадываюсь, что это помещичий дом, но мне интересно, как она ответит. Она так и говорит, это барская усадьба. «Там жили наши помещики», говорит она и называет их фамилию. Я не запомнила, конечно. Потом, через много лет Николаевна перечислила мне фамилии нескольких помещиков ее родных мест, она их помнила всю жизнь, я даже записала их куда-то, да потеряла эту запись, возможно, что и найду где-то в тетрадях…
Опушка Смоленского леса. Сюда в лес загнали пастухи стадо коров. А бабы пришли из деревни к своим буренкам доить их в тени деревьев. И мы, ребята, тут вертимся, нам весело! И мне интересно, как это стадо поместилось прямо в лесу?!
Льняное поле, бабы по старинке вяжут собранный лен в снопы и складывают их пирамидами, прямо как на картинах про деревенскую русскую жизнь в девятнадцатом веке. Только нет шалаша и бабы, кормящей младенца грудью.
Косьба. Июль. Страда! Сбор сена. Вся большая деревня здесь на залитом солнцем лугу. На грузовик вилами поднимают кипы сена. Мы, дети, прыгаем в кузове, приминая сено. Все, полна коробочка! Кузов полон. Поехали. Привезли сено к избе. Вилами его перекидывают в сарай. Мы опять пригодились: прыгаем, падаем, опять приминаем сено (батутам надутым сегодня далеко до этой забавы!), прыгаем, давая пересыпать сено солью, чтобы не гнило и чтобы было коровам вкусно его есть зимой!
— А можно ночевать на сеновале? В сарае?!
— Мооожно! Ночуйте, коли охота!
— Охооотааа!
Ночуем в сене, на верхотуре, под потолком сарая. А запах сена! А небольные уколы травинок и причудливые отпечатки от них утром на заспанных щеках и на коленках!
Поистине, чтобы получить ответ, необходимо отправить запрос. Ведь все вокруг наполнено эфиром, радиоволны несут любую весть в любом направлении. Это открытие избавило голубей от труда дальнего перелета и обратного возвращения к своей голубке с дурацкими бумажками на лапках. Это открытие избавило людей от езды на велосипедах по грязи и пыли, доставляя записки от одних людей к другим. Телеграф, телефон — то бишь проводные системы связи очень облегчили жизнь голубям и почтальонам. Теперь беспроводной интернет и мобильные телефоны обеспечивают всем свободу передвижения и при этом возможность обмена информацией. А на самом деле, все гораздо проще! Достаточно подумать и мысленно отправить привет или вопрос или запрос, ну, в общем любую информацию куда- либо или кому- либо и вы непременно получите ответ. Таким образом, я хочу сказать, что связь легко осуществляется и без помощи голубей, спутников, антенн и прочего… Пробуйте, пробуйте, господа хорошие! Вот и я, сделала запрос по поводу записей со слов Николаевны о помещиках, коим принадлежали мои предки в качестве крепостных крестьян, и представьте — нашла! Посидела пол-дня, порылась в своих старых тетрадях, повыбросила кучу бредовых заметок и нашла! Привожу запись дословно: «Бабушка Новикова Агафья Николаевна (в девичестве: Савченкова), отец ее — Николай Григорьевич Савченков, мать — Феодора Николаевна, Смоленская губерния, Красненский уезд, Новомихайловская волость, деревня Зальково. Трегубовский приход. Земли помещиков: Халив, Карабанов, Мазурович, Макалинский, Газеринский. Халив…, я переспросила:»Как?», «Халив». Ну Халив так Халив. Такого не нашла в перечне дворян Смоленской губернии, возможно, что Халиф. Карабановы есть, точно, правда написано, что имение их находилось в Вяземском уезде. Мазуровичи упоминаются, Макалинских видела в списках, а Гезеринские не встречаются пока.
Утро понедельника 18 мая хмурое. На улице холодно, потому что цветет черемуха. Этот период времени в Петербурге, согласно статистике, которая велась с семидесятых годов восемнадцатого века, самый опасный. В мае в Петербурге была самая высокая смертность, зато и количество зачатий в этот период наблюдалось наибольшее по сравнению с другими месяцами. Самый благополучный месяц в смысле смертности в Питере — август. В мае же люди простужались, пневмония уносила жизни, также заболевали холерой, чахоткой и прочее и прочее… Ну это так, в виде справки. Я это знаю, потому что когда-то я перелопатила все статистические отчеты по Петербургу, начиная с 70-х годов 18 века и кончая последним отчетом за 1917 год. Я занималась в Публичной библиотеке в Петербурге, выполняя работу для одного из музеев города. В середине мая объявились скворцы. Оказывается скворцы не клюют пшена. На тропе голубь усердно клевал насыпанное кем-то пшено. Неподалеку на газоне промышлял скворец. Увидел голубя, проворно вспорхнул с газона, на низком, бреющем полете пролетел расстояние, отделявшее его от голубя и его пшена. Но, нет! Нет! Перелетел над голубем и пшеном на следующий газон.
А май — это затяжной прыжок в лето.
Извольте рецепт, бесплатно, в виде бонуса, как терпеливому читателю моему: берете роман Германа Гессе «Игра в бисер», читаете до середины, затем добавляете чтение Мадам де Севинье «Письма» и, лучше перед де Севинье, немного, страницу-две чего-нибудь из книжки «Петербургский святочный рассказ» и буквально щепотку ( страничку начала романа) М.Н. Загоскина «Рославлев, или русские в 1812 году» и пальчики оближете! Только тогда вы сможете оценить каждый из ингредиентов! Роман Г. Гессе — это, скажем образно, чернозем, сажайте в эту почву что хотите и получите от растений самое лучшее, что каждое из них может дать — корнеплоды, цветы, плоды. Имеющий уши да услышит, желающий понять, да поймет. По прошествии времени, мы с Татьяной заглянули в Дом книги, знаменитый Дом Зингера, и легко и непринужденно, прямо с ходу нашли ту самую, помните, мадам де С…., которую я попыталась купить в Рождественские дни. Мадам де Севинье. Рецепт, преподанный вам выше, я теперь собираюсь опробовать сама и, возможно, вместе с Вами. Естественно, готовя, доедаем остатки ингредиентов: потом, когда будет досуг, дочитываем и Загоскина и петербургские святочные рассказы!
Растущий Месяц сегодня очень точно пародирует профиль Мефистофеля работы Антокольского. И не только профиль, а и всю фигуру в целом.
Очевидно каждому, что я хожу вокруг да около, избегая главной темы — темы любви. Тут надо бы поставить многоточие, а не точку. Тут надо бы криком кричать, а не робко шептать. Как же меня так угораздило, не жданно- не гаданно? Как начать то? Как вытащить эту занозу? Я подступаюсь вроде бы к теме, я хочу говорить о ней, а она глубже прячется, куда-то под ребра и в складки мозга, и прямо невозможно становится. Экая невозможная тема. Как начать? С чего начать? Я не совсем понимаю, что это такое? Любовь — это, когда ты любишь или когда тебя любят? Это то, чего все боятся или чего все хотят? Допустим, допустим, что (ой, мама!)… Любовь это, когда ты отказываешься от свободы. Ты не можешь теперь следовать своим желаниям — пойду туда, пойду сюда! Хочу сделаю то, хочу это! Ты полностью подчиняешься тому, кто тебя (по моему любит). Могу только в скобках так написать. Вот такие дела. И если находится такой человек, который может подчинить себе тебя, совершенно свободную и независимую, значит это — ОНО. Значит ты пришла, моя любовь, как поется в песне. Возможно ты сама осознанно или нет, сама делаешь только то, что нужно ему… В общем это такое специфическое дело, здесь надо быть такой осторожной и не делать никаких резких движений, здесь ты должна относиться прежде всего к себе, как… Ну будто бы тебе того нельзя, этого нельзя… Ну, как к больной к себе надо относиться и ждать, чем все это закончится… В общем, быть очень осторожной. Ничего не предпринимать. Раз уж вляпалась в такую историю. Я верю в тебя, ты сможешь (это я говорю себе). Сиди и не дыши. Если услышишь призыв ( почувствуешь, что ждут, зовут и любят), тогда иди, а так ни-ни! Такая ситуация. Вот завтра суббота. Сиди смирно. Даже в компьютер не заглядывай, что там, где и как происходит, не надо — это не для тебя! У тебя сейчас одно дело — затаиться, залечь на дно и сидеть тихо-притихо. А там видно будет. Почувствуешь: если сама все напридумывала, зова никакого не будет, успокоишься и выйдешь на свет божий, как ни в чем не бывало, если тебя захотят, значит почувствовав это, пойдешь на зов любви так сказать, ты женщина, ты подчинишься. Вот так. Да… Ситуация…
А между тем Дульсинея сбегала в субботу на милонгу, в новом платье. Это, как говорится, ее платье. В том смысле, что в нем она равна сама себе. Она вообще наиболее гармоничная из нас троих. Об этом я, кажется, говорила. Платье цвета темного изумруда, под цвет ее глаз. Представьте себе к тому же волнистые пепельного цвета волосы с прядями цвета пшеницы, вообразите щеки, пылающие, как утренняя заря, когда она идет по залу после танго-вальса! Некоторые мужчины искренне восхищаются ею, женщины смотрят с ревнивым выражением на лице. Люди же не контролируют свои эмоции, вернее, не всегда контролируют. Сказочная женщина! Не будь она моей близкой подругой, я бы и сама ей завидовала. Но мне некогда, я сама занята своими интересами. Например, гуляю по парку и фотографирую виды природы на телефон. Получаются красивые фотки. Я тотчас же по возвращении с прогулки выкладываю их в контакте и жду оценки. За Дульсинею я не беспокоюсь, а вот Татьяна немного меня тревожит. Она забросила свои изыскания, маршруты и тропы, по которым путешествовала во времени. Но, возможно…, да, скорее всего так — она готовится к чему то новому и вероятно, вскоре поразит нас каким- нибудь новым открытием, или замечательным вымыслом, на крайний случай. Придя к такой мысли, я успокоилась и за Татьяну. Моя же задача утилитарная, простая и неизбывная — обеспечивать полноту ощущений жизни, как в материальном, так и в духовном плане всем нам, иногда ограничивать порывы моих подруг, сберегая их же силы для лучшего, наиболее оптимального применения.
Событийная сторона жизни. Как она формируется? Какова ее функция? Если провести аналогию с архитектурным сооружением, то какой частью всей конструкции она является? Событие — является предтечей, началом нового жизненного этапа или завершением старого периода? Да и что собственно мы подразумеваем под понятием события? Случайная встреча? Запланированное действие? Составляет ли череда событий содержание жизни или одно, но важное событие определяет общее содержание жизни? Что обеспечивает нам событийную составляющую жизни? Если вспомнить, с чего начинался какой-либо новый период жизни, период с новым содержанием, то это был — случай. Абсолютно случайная ситуация: например, музыка, звучавшая из открытого окна цокольного этажа или случайная встреча на улице со старой знакомой и вот открывается дверь в новое. Тогда как преднамеренное действие могло лишь на некоторое время дать вам возможность поучаствовать в спектакле, так сказать, и затем препроводить вас со сцены, тогда как основной состав будет еще много лет играть в этом спектакле, а вашу роль или вообще отменят или поручат кому либо еще. Случай запускает механизм события, вернее событий, которые составляют содержание жизни.
Эпоха уходила торопливо, заметая за собой следы. Ей во след летели проклятия ее же детей. Она, подобно семидесятилетней старухе, оглядывалась на разруху, мерзость запустения там, где совсем недавно колосилась рожь, росла кукуруза в человеческий рост и качалось море подсолнухов. Оскверненная земля иссохла, подобно старой Эпохе. Мы, ее послушные дети жались к ней, пытаясь сохранить себя и уберечь ее, мы оставались верными ей, благодарными за ее тепло, песни, сказки. Мы не предали ее. Кто мы? «Мы — пионеры, дети рабочих!». Хоть и тихо, в полголоса, мы защищали ее, нашу Эпоху. Преданные, послушные дети. Эпоха — побитая, заплеванная, снесенная с пьедесталов… Дураки разгулялись, да не по-русски как-то, если бы по-русски, так погуляли бы, пошумели, поплакали потом, да и за работу взялись, что поразрушили, то и восстановили бы за одну ночь! Трезвились бы, молились, каялись. В бане пропарились, отмылись, веником березовым всю бы дурь из себя выбили, искупались бы в холодной речке, рубахи белые одели бы, да сели под иконы.
— Я не люблю, когда меня спрашивают, где я живу и где работаю (чем занимаюсь, как вариант вопроса). Но замечаю за собой, что главное, о чем хочу знать, знакомясь, это то, где человек работает (чем занимается) и где живет. Вот пример зеркального отражения и симметрии в аспекте человеческих отношений!
— А я заметила, что люди удивительные существа, смотри: иду, гуляю, никого вокруг, вернее маячат фигурки где-то в отдалении на тропинках большого парка. Когда я вошла в парк, недалеко от входа я заметила красивую клумбу — ковер розово- сиреневых тюльпанов. Проделав свою привычную прогулку, покидая парк, решила напоследок сделать несколько снимков этой красоты и направилась к клумбе. Спокойно фотографировала, но и здесь оказывается — трафик! Как только я увлеклась и начала делать лишние снимки, тут же возле клумбы появилось семейство и на все лады стало фотографироваться на фоне ковра тюльпанов, тут же тетька какая-то вытащила телефон и завертелась с ним вокруг тюльпанов, в общем начался ажиотаж с фото-сессией! Я поспешила к выходу. И сейчас, я зашла на мост, чтобы подождать тебя, как мы договорились. Мост был почти пуст, люди спокойно шли мимо в направлении острова гулять в этот теплый вечер начала июня. Я встала у деревянных перил. Слева простирался, маня кущами своих древних дерев, Елагин остров, под досками небольшого деревянного моста через Невку, плескалась вода. На ее поверхности промышляли себе утки, на старых сваях мирно сидели чайки. Как только я встала у перил и слегка оперлась на них, чтобы понаблюдать за птицами, просто посмотреть на ленивое течение воды, как заметила молодого человека, он подошел и встал у перил моста неподалеку от меня, метрах в десяти. Он стал смотреть на меня. Ну что ж дело понятное, я симпатичная женщина. Но он смотрел как-то не просто,как-то слегка зазывно, этот призыв едва читался, так что можно было приписать это явление моей фантазии, он встал точно на границе моего воображения и своего желания. «Ого! Снимает, похоже»- промелькнуло у меня в сознании. Стоило мне, женщине, остановиться, как тут же нарисовался ка…, нет, не хочу никого оскорбить, но вот так — нарисовался ухажер! Я жду тебя, подругу, и больше ничего, а тут вот вам: тут кругом естественная природа и моя остановка ничего другого для самцов не означает, как готовность к совокуплению! Здесь парк, здесь заповедник, здесь ПРИРОДА! А вот и семейство. Две молодые женщины, их дети, один мужчина. Семейство видит, что стоит самка, конечно ждет самца, надо помешать ей. Остановились близко от меня, стали кидать уткам булку. Вокруг моей головы закружились чайки со своим резким криком. Они принялись отнимать булку у уток. Чайки кидались к воде, мочили крылья, потом поднимались в воздух, с крыльев струйками летела вода. Визг удовольствия детей и молодых женщин, вторые даже больше шумели, кружение и неприятный крик чаек, слетающая с них вода, как помет, ажиотаж кормления и все это — в непосредственной близости от меня, вставшей у перил на мосту подождать подругу. Ушли, смеясь и веселясь, чайки уселись на выступающие из воды деревянные столбы, утки продолжили неспешный промысел, погружая время от времени свои длинные клювы в воду. Чуть поодаль рыбак вытащил сетку с уловом — шесть, я сосчитала, маленьких блестящий уклеек. Мимо прошел мужчина в возрасте, сделав два шага от меня, сморкнулся при помощи пальца в мою сторону, надеюсь, что не попал в меня. Чье место я тут заняла, пока ждала тебя? Бог его знает! А тут и ты подошла и началась совсем друга история.
Таня выслушала мою «исповедь» не перебивая, правда потом, немного погодя, все же напомнила, что она начала тему о парадоксах сознания, а я как всегда распространялась о парадоксах поведения людей. Мы ждали Дульсинею. Вскоре и она пожаловала, вся сияющая и предвкушающая свои танцульки на открытой ротонде ЦПК и О.
Пока я стояла на мосту, я вспомнила, что недавно со мной пытался познакомиться молодой человек. Со мной такого не случалось уже лет двадцать пять! А то и больше! Сначала он стоял рядом на платформе в метро, когда я ждала поезд, затем вошел вместе со мной и сел напротив. Все смотрел прямо мне в лицо. Я мысленно отмахнулась, открыла книгу и читала. Вышла из вагона, на эскалаторе почувствовала, что он стоит позади меня, сошла с эскалатора, а он стал идти рядом, потом я остановилась купить жвачку, он встал поодаль, ждет. Я поднимаюсь по лестнице наверх, на проспект, он рядом. Я решила зайти в магазин женского белья и тут он слегка заслонил мне дорогу и что-то приговорил, тихо и непонятно, я попросила его повторить. И услышала: «Вы мне понравились, я хочу с вами познакомиться». Мне было интересно, что я отвечу. И вдруг слышу:»Это несерьезно». Это я сказала. И вошла в магазин. Когда вышла, вижу — парень стоит у перекрестка и кадрит молодую, лет сорока двух, красивую блондинку. Видимо произносит: «Вы мне понравились, я хочу с вами познакомиться». Она удивленно улыбается, включился зеленый и они пошли через дорогу. Молодец, парнишка! Что тут скажешь! Молодец! Думаю, лет ему двадцать пять, вида интеллигентного, в очках, студент, наверное. Как давно со мной такого не было!
Мы встретились с Татьяной и Дульсинеей, чтобы погулять по парку. Таня в обычной своей задумчивости, у Дульсинеи в сумке туфли (каблук 8,5 см), у меня 200 рублей в кошельке. Все у нас уравновешено, оттого и дружим всю жизнь. Идем, дышим, слушаем соловьев. Они, хоть и неуверенно, но пытаются исполнить известную арию Алябьева. Соловьи прячутся в зарослях старого парка и как будто репетируют перед предстоящим важным выступлением. Повсюду встречаются большие и маленькие островки с тюльпанами. Поражает разнообразие их видов. Одни имитируют маки, другие пионы, третьи розы, четвёртые хризантемы, есть похожие на вытянутые рюмочки, на шампанки, с заостренными стреловидными лепестками. И все разных цветов: белые, желтые, оранжевые, розовые, красные, сиреневые, черные! Все цвета перемешаны, темные тюльпаны вкраплениями высажены среди светлых сортов, полосами расположены красные среди оранжевых или желтых! А черный тюльпан! Он действительно почти черный, он цвета темного- темного баклажана. У некоторых лепестки как бахрома. Отцветая, тюльпаны загибают лепестки на манер бумажных цветов. А само слово — тюльпан! Я еще в детстве полюбила это слово. Оно сладкое, губы слипаются, когда его произносишь! В моем детстве были прозрачные леденцы — тюльпанчики на палочке: зеленые, красные и желтые. Их надо было долго лизать, тюльпанчик истончался, превращался в тонкую прозрачную пластинку («осторожно!не порежь язык!»), теперь можно было отломить зубами кончик тюльпанчика и грызть. Тюльпан! Что-то такое, что вот-вот распустится. Что- то изящное, как тюль, что-то гордое, как пан. Нежное и гордое, и сладкое: тюль — пан!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *