Без ушей

Владимир Маяковский «Стихотворения. (1912—1917)»

Трагедия, поэмы, 1913-1917

Владимир Маяковский. Трагедия*

Действуют:

Владимир Маяковский (поэт 20–25 лет).

Его знакомая (сажени 2–3. Не разговаривает).

Старик с черными сухими кошками (несколько тысяч лет).

Человек без глаза и ноги.

Человек без уха.

Человек без головы.

Человек с растянутым лицом.

Человек с двумя поцелуями.

Обыкновенный молодой человек.

Женщина со слезинкой.

Женщина со слезой.

Женщина со слезищей.

Газетчики, мальчики, девочки и др.

Пролог

В. Маяковский

Вам ли понять,

почему я,

спокойный,

насмешек грозою

душу на блюде несу

к обеду идущих лет.

С небритой щеки площадей

стекая ненужной слезою,

я,

быть может,

последний поэт.

Замечали вы —

качается

в каменных аллеях

полосатое лицо повешенной скуки,

а у мчащихся рек

на взмыленных шеях

мосты заломили железные руки.

Небо плачет

безудержно,

звонко;

а у облачка

гримаска на морщинке ротика,

как будто женщина ждала ребенка,

а бог ей кинул кривого идиотика.

Пухлыми пальцами в рыжих волосиках

солнце изласкало вас назойливостью овода —

в ваших душах выцелован раб.

Я, бесстрашный,

ненависть к дневным лучам понёс в веках;

с душой натянутой, как нервы провода,

я —

царь ламп!

Придите все ко мне,

кто рвал молчание,

кто выл

оттого, что петли полдней туги, —

я вам открою

словами

простыми, как мычанье,

наши новые души,

гудящие,

как фонарные дуги.

Я вам только головы пальцами трону,

и у вас

вырастут губы

для огромных поцелуев

и язык,

родной всем народам.

А я, прихрамывая душонкой,

уйду к моему трону

с дырами звезд по истертым сводам.

Лягу,

светлый,

в одеждах из лени

на мягкое ложе из настоящего навоза,

и тихим,

целующим шпал колени,

обнимет мне шею колесо паровоза.

Первое действие

Весело. Сцена — город в паутине улиц. Праздник нищих. Один В. Маяковский. Проходящие приносят еду — железного сельдя с вывески, золотой огромный калач, складки желтого бархата.

В. Маяковский

Милостивые государи!

Заштопайте мне душу,

пустота сочиться не могла бы.

Я не знаю, плевок — обида или нет.

Я сухой, как каменная баба.

Меня выдоили.

Милостивые государи,

хотите —

сейчас перед вами будет танцевать замечательный поэт?

Входит старик с черными сухими кошками*. Гладит. Весь — борода.

В. Маяковский

Ищите жирных в домах-скорлупах

и в бубен брюха веселье бейте!

Схватите за ноги глухих и глупых

и дуйте в уши им, как в ноздри флейте.

Разбейте днища у бочек злости,

ведь я горящий булыжник дум ем.

Сегодня в вашем кричащем тосте

я овенчаюсь моим безумием.

Сцена постепенно наполняется. Человек без уха. Человек без головы и др. Тупые. Стали беспорядком, едят дальше.

В. Маяковский

Граненых строчек босой алмазник,

взметя перины в чужих жилищах,

зажгу сегодня всемирный праздник

таких богатых и пестрых нищих.

Старик с кошками

Оставь.

Зачем мудрецам погремушек потеха?

Я — тысячелетний старик.

И вижу — в тебе на кресте из смеха

распят замученный крик.

Легло на город громадное горе

и сотни махоньких горь.

А свечи и лампы в галдящем споре

покрыли шопоты зорь.

Ведь мягкие луны не властны над нами, —

огни фонарей и нарядней и хлеще.

В земле городов нареклись господами

и лезут стереть нас бездушные вещи.

А с неба на вой человечьей орды

глядит обезумевший бог.

И руки в отрепьях его бороды,

изъеденных пылью дорог.

Он — бог,

а кричит о жестокой расплате,

а в ваших душонках поношенный вздошек.

Бросьте его!

Идите и гладьте —

гладьте сухих и черных кошек!

Громадные брюха возьмете хвастливо,

лоснящихся щек надуете пышки.

Лишь в кошках,

где шерсти вороньей отливы,

наловите глаз электрических вспышки.

Весь лов этих вспышек

(он будет обилен!)

вольем в провода,

в эти мускулы тяги, —

заскачут трамваи,

пламя светилен

зареет в ночах, как победные стяги.

Мир зашевелится в радостном гриме,

цветы испавлинятся в каждом окошке,

по рельсам потащат людей,

а за ними

все кошки, кошки, черные кошки!

Мы солнца приколем любимым на платье,

из звезд накуем серебрящихся брошек.

Бросьте квартиры!

Идите и гладьте —

гладьте сухих и черных кошек!

Человек без уха

Это — правда!

Над городом

— где флюгеров древки —

женщина

— черные пещеры век —

мечется,

кидает на тротуары плевки, —

а плевки вырастают в огромных калек.

Отмщалась над городом чья-то вина, —

люди столпились,

табуном бежали.

А там,

в обоях,

меж тенями вина,

сморщенный старикашка плачет на рояле.

Окружают.

Над городом ширится легенда мук.

Схватишься за ноту —

пальцы окровавишь!

А музыкант не может вытащить рук

из белых зубов разъяренных клавиш.

Все в волнении.

И вот

сегодня

с утра

в душу

врезал матчиш* губы.

Я ходил, подергиваясь,

руки растопыря,

а везде по крышам танцевали трубы,

и каждая коленями выкидывала 44!

Господа!

Остановитесь!

Разве это можно?!

Даже переулки засучили рукава для драки.

А тоска моя растет,

непонятна и тревожна,

как слеза на морде у плачущей собаки.

Еще тревожнее.

Старик с кошками

Вот видите!

Вещи надо рубить!

Недаром в их ласках провидел врага я!

Человек с растянутым лицом

А, может быть, вещи надо любить?

Может быть, у вещей душа другая?

Человек без уха

Многие вещи сшиты наоборот.

Сердце не сердится,

к злобе глухо.

Человек с растянутым лицом (радостно поддакивает).

И там, где у человека вырезан рот,

многим вещам пришито ухо!

В. Маяковский (поднял руку, вышел в середину).

Злобой не мажьте сердец концы!

Вас,

детей моих,

буду учить непреклонно и строго.

Все вы, люди,

лишь бубенцы

на колпаке у бога.

Я

ногой, распухшей от исканий,

обошел

и вашу сушу

и еще какие-то другие страны

в домино и в маске темноты.

Я искал

ее,

невиданную душу,

чтобы в губы-раны

положить ее целящие цветы.

(Остановился.)

И опять,

как раб

в кровавом поте,

тело безумием качаю.

Впрочем,

раз нашел ее —

душу.

Вышла

в голубом капоте,

говорит;

«Садитесь!

Я давно вас ждала.

Не хотите ли стаканчик чаю?»

(Остановился.)

Я — поэт,

я разницу стер

между лицами своих и чужих.

В гное моргов искал сестер.

Целовал узорно больных.

А сегодня

на желтый костер,

спрятав глубже слёзы морей,

я взведу и стыд сестер

и морщины седых матерей!

На тарелках зализанных зал

будем жрать тебя, мясо, век!

Срывает покрывало. Громадная женщина. Боязливо. Вбегает Обыкновенный молодой человек. Суетится.

В. Маяковский (в стороне — тихо).

Милостивые государи!

Говорят,

где-то

— кажется, в Бразилии —

есть один счастливый человек!

Обыкновенный молодой человек

(подбегает к каждому, цепляется).

Милостивые государи!

Стойте!

Милостивые государи!

Господин,

господин,

скажите скорей:

это здесь хотят сжечь

матерей?

Господа!

Мозг людей остер,

но перед тайнами мира ник;

а ведь вы зажигаете костер

из сокровищ знаний и книг!

Я придумал машинку для рубки котлет.

Я умом вовсе не плох!

У меня есть знакомый —

он двадцать пять лет

работает

над капканом для ловли блох.

У меня жена есть,

скоро родит сына или дочку,

а вы — говорите гадости!

Интеллигентные люди!

Право, как будто обидно.

Человек без уха

Молодой человек,

встань на коробочку!

Из толпы

Лучше на бочку!

Человек без уха

А то вас совсем не видно!

Обыкновенный молодой человек

И нечего смеяться!

У меня братец есть,

маленький, —

вы придете и будете жевать его кости.

Вы всё хотите съесть!

Тревога. Гудки. За сценой крики: «Штаны, штаны!»

В. Маяковский

Бросьте!

Обыкновенного молодого человека обступают со всех сторон.

Если б вы так, как я, голодали —

дали

востока и запада

вы бы глодали,

как гложут кость небосвода

заводов копченые рожи!

Обыкновенный молодой человек

Что же, —

значит, ничто любовь?

У меня есть Сонечка сестра!

(На коленях.)

Милые!

Не лейте кровь!

Дорогие,

не надо костра!

Тревога выросла. Выстрелы. Начинает медленно тянуть одну ноту водосточная труба. Загудело железо крыш.

Человек с растянутым лицом

Если б вы так, как я, любили,

вы бы убили любовь

или лобное место нашли

и растлили б

шершавое потное небо

и молочно-невинные звезды.

Человек без уха

Ваши женщины не умеют любить,

они от поцелуев распухли, как губки.

Вступают удары тысячи ног в натянутое брюхо площади.

Человек с растянутым лицом

А из моей души

тоже можно сшить

такие нарядные юбки!

Волнение не помещается. Все вокруг громадной женщины. Взваливают на плечи. Тащат.

Вместе

Идем, —

где за святость

распяли пророка,

тела отдадим раздетому плясу,

на черном граните греха и порока

поставим памятник красному мясу.

Дотаскивают до двери. Оттуда торопливые шаги. Человек без глаза и ноги. Радостный. Безумие надорвалось. Женщину бросили.

Человек без глаза и ноги

Стойте!

На улицах,

где лица —

как бремя,

у всех одни и те ж,

сейчас родила старуха-время

огромный

криворотый мятеж!

Смех!

Перед мордами вылезших годов

онемели земель старожилы,

а злоба

вздувала на лбах городов

реки —

тысячеверстые жилы.

Медленно,

в ужасе,

стрелки волос

подымался на лысом темени времен.

И вдруг

все вещи

кинулись,

раздирая голос,

скидывать лохмотья изношенных имен.

Винные витрины,

как по пальцу сатаны,

сами плеснули в днища фляжек.

У обмершего портного

сбежали штаны

и пошли —

одни! —

без человечьих ляжек!

Пьяный —

разинув черную пасть —

вывалился из спальни комод.

Корсеты слезали, боясь упасть,

из вывесок «Robes et modes».

Каждая калоша недоступна и строга.

Чулки-кокотки

игриво щурятся.

Я летел, как ругань.

Другая нога

еще добегает в соседней улице.

Что же,

вы,

кричащие, что я калека?! —

старые,

жирные,

обрюзгшие враги!

Сегодня

в целом мире не найдете человека,

у которого

две

одинаковые

ноги!

Занавес

Второе действие

Скучно. Площадь в новом городе. В. Маяковский переоделся в тогу. Лавровый венок. За дверью многие ноги.

Человек без глаза и ноги (услужливо).

Поэт!

Поэт!

Вас объявили князем.

Покорные

толпятся за дверью,

пальцы сосут.

Перед каждым положен наземь

какой-то смешной сосуд.

В. Маяковский

Что же,

пусть идут!

Робко. Женщины с узлами. Много кланяются.

Первая

Вот это слёзка моя —

возьмите!

Мне не нужна она.

Пусть.

Вот она,

белая,

в шелке из нитей

глаз, посылающих грусть!

В. Маяковский (беспокойно).

Не нужна она,

зачем мне?

(Следующей.)

И у вас глаза распухли?

Вторая

(беспечно).

Пустяки!

Сын умирает.

Не тяжко.

Вот еще слеза.

Можно на туфлю.

Будет красивая пряжка.

В. Маяковский

(испуган)

Третья

Вы не смотрите,

что я

грязная.

Вымоюсь —

буду чище.

Вот вам и моя слеза,

праздная,

большая слезища.

В. Маяковский

Будет!

Их уже гора.

Да и мне пора.

Кто этот очаровательный шатен?

Газетчики

Фигаро!

Фигаро!

Матэн!

Человек с двумя поцелуями. Все оглядывают. Говорят вперебой.

Смотрите —

какой дикий!

Отойдите немного.

Темно.

Пустите!

Молодой человек,

не икайте!

Человек без головы

И-и-и-и…

Э-э-э-э…

Человек с двумя поцелуями

Тучи отдаются небу,

рыхлы и гадки.

День гиб.

Девушки воздуха тоже до золота падки,

и им только деньги.

В. Маяковский

Что?

Человек с двумя поцелуями

Деньги и деньги б!

Голоса

Тише!

Тише!

Человек с двумя поцелуями

(танец с дырявыми мячами).

Большому и грязному человеку

подарили два поцелуя.

Человек был неловкий,

не знал,

что с ними делать,

куда их деть.

Город,

весь в празднике,

возносил в соборах аллилуя,

люди выходили красивое надеть.

А у человека было холодно,

и в подошвах дырочек овальцы.

Он выбрал поцелуй,

который побольше,

и надел, как калошу.

Но мороз ходил злой,

укусил его за пальцы.

«Что же, —

рассердился человек, —

я эти ненужные поцелуи брошу!»

Бросил.

И вдруг

у поцелуя выросли ушки,

он стал вертеться,

тоненьким голосочком крикнул:

«Мамочку!»

Испугался человек.

Обернул лохмотьями души своей дрожащее тельце,

понес домой,

чтобы вставить в голубенькую рамочку.

Долго рылся в пыли по чемоданам

(искал рамочку).

Оглянулся —

поцелуй лежит на диване,

громадный,

жирный,

вырос,

смеется,

бесится!

«Господи! —

заплакал человек, —

никогда не думал, что я так устану.

Надо повеситься!»

И пока висел он,

гадкий,

жаленький, —

в будуарах женщины

— фабрики без дыма и труб —

миллионами выделывали поцелуи,

всякие,

большие,

маленькие, —

мясистыми рычагами шлепающих губ.

Вбежавшие дети-поцелуи (резво).

Нас массу выпустили.

Возьмите!

Сейчас остальные придут.

Пока — восемь.

Я —

Митя.

Просим!

Каждый кладет слезу.

В. Маяковский

Господа!

Послушайте, —

я не могу!

Вам хорошо,

а мне с болью-то как?

Угрозы:

Ты поговори еще там!

Мы из тебя сделаем рагу,

как из кролика!

Старик с одной ощипанной кошкой

Ты один умеешь песни петь

(На груду слёз.)

Отнеси твоему красивому богу,

В. Маяковский

Пустите сесть!

Не дают. В. Маяковский неуклюже топчется, собирает слезы в чемодан. Стал с чемоданом.

Хорошо!

Дайте дорогу!

Думал —

радостный буду.

Блестящий глазами

сяду на трон,

изнеженный телом грек.

Нет!

Век,

дорогие дороги,

не забуду

ваши ноги худые

и седые волосы северных рек!

Вот и сегодня —

выйду сквозь город,

душу

на копьях домов

оставляя за клоком клок.

Рядом луна пойдет —

туда,

где небосвод распорот.

Поравняется,

на секунду примерит мой котелок.

Я

с ношей моей

иду,

спотыкаюсь,

ползу

дальше

на север,

туда,

где в тисках бесконечной тоски

пальцами волн

вечно

грудь рвет

океан-изувер.

Я добреду —

усталый,

в последнем бреду

брошу вашу слезу

темному богу гроз

у истока звериных вер.

Занавес

Эпилог

В. Маяковский

Я это все писал

о вас,

бедных крысах.

Жалел — у меня нет груди:

я кормил бы вас доброй нененькой.

Теперь я немного высох,

я — блаженненький.

Но зато

кто

где бы

мыслям дал

такой нечеловечий простор!

Это я

попал пальцем в небо,

доказал:

он — вор!

Иногда мне кажется —

я петух голландский

или я

король псковский.

А иногда

мне больше всего нравится

моя собственная фамилия,

Владимир Маяковский.

Шанс услышать. Рожденному без ушей Диме нужна помощь

Трехлетнему Диме Епифанцеву требуется помощь. Малыш родился без обоих ушей и возможности слышать. В октябре в Америке ему сделали операцию, во время которой восстановили слух и ушную раковину. Через полгода необходимо провести повторную уже на втором ухе. На это нужно пять миллионов рублей. И у Димы есть шанс нормально слышать этот мир.

— А у тебя есть ушко?

— Да!

— Покажи.

— Ой какое красивое!

Кто бы мог подумать, что маленький Дима окажется таким болтуном. До трех лет малыш не разговаривал совсем, но вот уже полтора месяца общается. Чудо случилось сразу после операции по восстановлению органа слуха. Левое ушко прооперировали в США 8 октября.

«У него на пальчике был такой аппаратик, который измеряет сердцебиение. И она пикала от каждого удара. Когда мы зашли в палату, и он отошел от наркоза, она пищала средне, негромко. Дима уже был без слухового аппарата. Я к нему подошла, и он сказал: «Мама, а что это такое пищит?». И тут я поняла, почему мы проделали этот путь. Потому что ребенок просто нас услышал».

О том, что у сына порок развития органов слуха, Ольга узнала только в роддоме. Сразу после рождения Димы.

Ольга Епифанцева: «Когда он родился, в самый первый момент повисла тишина. В родовом зале просто все замолчали. Я лежала еще на родовом столе. И неонатолог взяла Диму на руки и сказала: «Мамочка, у вас ребенок родился совсем без ушек. Мы не знаем вообще, сможет ли он когда-нибудь услышать вас». Это было самое тяжелое».

Уже позднее Диме поставят диагноз — двухсторонняя микротия и атрезия. Кондуктивная тугоухость третьей степени. Слух у ребенка есть, но нет проходимости ушного канала. Чтобы мальчик не отставал в развитии, российские врачи настояли на слуховом аппарате. Только в пять месяцев малыш впервые услышал голос мамы.

«Он с испуганными глазками просто снял с себя эти аппараты и больше не захотел их надевать. Мы первых полгода привыкали просто к ним, по 20 минут в день. Мы надевали ему просто эту повязочку и таким образом мы устанавливали связь с ребенком. К сожалению, он нас только так слышал. Хотя мне казалось все время, что он меня слышит. Что я ему пою колыбельную, а он слышит».

Мириться с глухотой сына Ольга не стала. Выяснила, что у Америке уже 30 лет и довольно успешно проводят операции по восстановлению уха и слуха, однако процедура очень дорогостоящая. Счет на операцию на оба уха — 11 миллионов рублей. Половину суммы собрали и осенью прооперировали малыша в клинике «Глобал Хиаринг».

«Вот такое было ушко, когда мы впервые его увидели».

После операции еще полтора месяца на реабилитацию. Но уже через полгода семью Епифанцевых вновь ждут в США.

«Также мы планируем сделать операцию на этой стороне. В течение нескольких месяцев. Спасибо за вашу помощь!»

Чтобы собрать деньги на вторую операцию, Епифанцевы продали квартиру в Питере, куда переехали пять лет назад. Ольга начала вести свой блог в Инстаграме, где также объявила сбор средств. К помощи семье подключились и благотворители. Фонд «География добра» собирает деньги на операцию Диме. А уже в воскресенье 8 декабря проведет благотворительную акцию в Иванове. У торгового центра «Тополь» с 11 до 14 часов можно будет сдать бумагу, картон, пластик, ненужные CD-диски. Их отправят на переработку, а вырученные средства пойдут на лечение малыша.

— Мама, ты плачешь?

— Нет.

Маленький Дима любит слушать музыку, танцевать. Любит, когда мама читает ему сказки. И у него есть все шансы, чтобы полноценно слышать этот мир. Чтобы помочь Диме, достаточно просто стать участником благотворительной акции или отправить СМС на короткий номер 7522 со словом «Дима» и суммой пожертвования.

Наталья Сергеева, Сергей Тютин, телекомпания «Барс».

Сбербанк Онлайн — Р/С 40703810129000000118 / ИНН 4401165180 / БИК 043469623
В назначении платежа укажите: Дмитрий Епифанцев
*SMS на 7522 cо словом Дима 300, где 300 — любая сумма

Юре полтора года. Он долгожданный ребенок в семье Карповых. Семья живет в общежитии. Папа работает инженером, мама на госслужбе, есть еще дочка-школьница.

— Вторая моя беременность протекала нормально, — вспоминает Наталья Карпова. — Я наблюдалась, прошла, как положено все УЗИ. Никто не сказал, что у ребенка какие-то отклонения. Мне после родов только на секунду малыша показали и сразу унесли. Вернули потом с головой закутанным в пеленку.

Следом в палату пришла педиатр.

— У ребенка нет правого уха, — прозвучал как будто издалека голос врача.

Мама в недоумении молча смотрела на доктора. Проверила – действительно, левое выглядит нормально, а правое нет – без нормальной ушной раковины.

— Я тогда почему-то сразу не расстроилась, — продолжает рассказ Наталья. – Решила, что в наше время сделать пластику – не проблема. Руки, ноги пришивают! А ухо-то восстановить вообще наверное раз плюнуть.

Осознание всей тяжести проблемы пришло в день выписки из роддома.

— Он абсолютно глухой, — заявила врач, которая обследовала Юру, проводила аудиограмму.

Семья Карповых жила как в аду целый месяц, перечитали все о заболеваниях сына – микротии (врожденной деформации наружного уха) и атрезии (отсутствия слухового прохода). Параллельно шли обследования. Повторная аудиограмма показала, что левое ушко слышит нормально. Но как бы это ни звучало цинично – именно это и лишило семью права на помощь от государства. Юра слышит одним ухом, а значит по закону — не инвалид. Семья осталась со своей бедой один на один.

Операция в Америке дорогостоящая, но даст шанс Юре вырасти обычным ребенком без проблем со слухом. Фото: Наталья Карпова

Природа не просто так подарила человеку два уха. И полуторагодовалый Юра до сих пор так и не сказал своего первого слова. Без левого уха мальчик не может научиться говорить и ориентироваться в пространстве — у него нет бинаурального слуха (восприятие звука обоими ушами), поэтому в общении с родственниками и в передвижениях ему помогают лишь глаза. Мальчика пугают громкие звуки и иногда даже ласковая обращенная к нему речь его мамы или старшей сестры.

Поняв, что помощи от государства не видать, семья Карповых обратилась в благотворительный фонд «Русфонд», и неравнодушные люди собрали 500 тысяч рублей Юре на слуховой аппарат. Сейчас он будет носить его на голове на резинке.

— Дальше в России можно вживить в череп магнит, к которому будет в дальнейшем крепиться аппарат. Прибор нужно менять каждые три года, а стоит он сейчас полмиллиона рублей. И он не решит всех проблем, — говорит Наталья. – У детей с микротией может развиться опухоль внутри.

Помочь Юре может операция «Медпор» — это создание ушной раковины и слухового прохода, которые проводится в один этап. Но только возраст пациента должен быть минимум три года.

— Ее делают в Америке. Врачи уже осмотрели Юру, сказали, что он для нее подходит, но помимо создания прохода и ушной раковины ему нужно будет еще заменить молоточек и наковальню в ухе – этого в России никто не делает, — объясняет женщина. – У нас ушную раковину просто восстанавливают из собственного реберного хряща ребенка в 10 лет, делают это в 3-4 этапа. В общем, длительно и болезненно. Непонятно, как еще себя позвоночник поведет после такой операции… Наша надежда — на американских врачей.

Стоимость операции в Америке сейчас — 85 тысяч долларов, в рублях – это 5,5 миллионов. Сумма для семьи не подъемная, хоть ее глава и работает сейчас вахтами на севере, чтобы попытаться ее собрать.

Если вы хотите помочь Юре, то вы можете ознакомиться со всеми медицинскими документами в группе, и перечислить деньги на счет:

Банк получателя: Доп.офис № 8047/0202 ПАО Сбербанк

Можно ли слышать без ушей?

Человек без ушных раковин слышать сможет, но, очень плохо, и вероятно не долго. Основная функция ушной раковины, сбор звуков в узкий пучок для слухового прохода и защитная функция для среднего уха, особенно для барабанной перепонки. Основание слуховой раковины нависает над наружным слуховым проходам, обеспечивая его кривизну. Без ушной раковины слуховой проход станет короче и прямым. В нем будет сразу видна барабанная перепонка. Острота слуха у безухого будет резко снижена, как у глухого. Способность стереофонического, восприятия звука утратится. Безухий будет постоянно вертеть головой в попытке определить откуда, он вдруг, что услышит. Музыку в наушниках будет слышать хорошо. Почему не долго. Без ушных раковин, среднему отиту быть, сам бог велел. А, там и до полной утраты слуха недалеко. Безухий, как то приспособится к жизни, используя ладони, слуховые трубки-рожки. Слуховые аппараты, сильно не помогут.

А, теперь представьте, что на картинке ушей нет и задействованы две ладони.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *